Македонская «Петруния» штурмом взяла Берлин

Набирающее обороты движение за женское равноправие имеет в кино одну несомненную заслугу: возвращает на экран заглохшую было социальную проблематику. Иногда чрезвычайно успешно — как в конкурсном фильме «Бог существует, ее зовут Петруния». В сущности, режиссер Теона Стругар Митевска сняла македонский вариант классической ленты Крамера «Пожнешь бурю». Пусть масштабы явления иные, но пока это первый фильм берлинского конкурса, снискавший такие долгие аплодисменты: он ставит вопросы, на которые в Библии нет убедительного ответа.

Петрунии 32 года, она без мужа и без работы — кому нужны окончившие университет историки! Она уже готова, к ужасу мамы, покорно плыть по течению к одинокой старости, но тут нечистый попутал: в крещенские морозы, когда все мужики лезут в ледяную воду, чтобы ухватить упавший с небес святой крест, она, не думая, ринулась первой — и поймала добычу. Скандал, телекамеры, гнев толпы: по церковным канонам, женщина не имеет права участвовать в святом деле. За Петрунией начинает охотиться телевидение, ее, как в детском стишке, ищут пожарные, ищет полиция, ее находят и запирают в участке — допрашивают. А женщина понять не может, за что ее заперли и почему она должна отвечать на глупые вопросы, которые касаются только ее: верует ли, замужем ли и зачем украла крест, хотя она ничего не крала.

Петруния многого не знает, но свои права знает: ни в каком законе не написано, что она не может выловить из речки деревяшку. А если это важно для церкви, так это ее, церкви проблема, и полиция тут ни при чем, ибо церковь у нас отделена от государства. Но полицейский чин уже грозит посадить ее за разжигание религиозной вражды, а толпа раскалена донельзя — начинается почти суд Линча: женщину оскорбляют, плюют в лицо; уже и полиция, и сами священники растерялись перед лицом разбуженных ими демонов. Чем все закончится, не скажу, но чем дальше, тем больше зал проникался уважением к героине, невзначай бросившей вызов нелепым устоям, но в дальнейшем стойкой и гордой, как Зоя Космодемьянская. Эта незаурядная работа Зорицы Нушевой, думаю, войдет в число претенденток на актерскую премию.

Знаменательна и эта встреча в берлинском конкурсе с македонским режиссером Теоной Стругар Митевской, у которой в кино Восточной Европы слава возмутительницы спокойствия: она выбирает общественно важные темы, взятые в предельно остром ракурсе. В ее новом фильме провокационна даже композиция кадра с небрежно усеченными головами официальных лиц (безголовые решают судьбу головастых), с как бы случайно выхваченными, но многое говорящими деталями наподобие фотообоев с джунглями в полицейском участке. К середине сюжет раскаляется настолько, что ты уже по уши в пространстве этого фильма-диспута. От недоумения: ничтожный повод с грандиозными последствиями! — героиня выходит к ключевым вопросам феминизма — основанные на предрассудках церковные обычаи фактически канонизировали дискриминацию женщин. «А разве у меня нет такого же права быть счастливой?» — вопрошает она попа, обвиняющего ее в краже приносящего счастье креста, ибо это, оказывается, сугубо мужское дело. И уж совсем крамольное сомнение: «А что, если и сам Бог — женщина?».

И действительно, кто, кроме фанатиков, может с уверенностью утверждать, что расхожие представления, каноны и предрассудки, часто противоречащие друг другу, есть истина? Сюжет основан на реальном случае, происшедшем в македонском городке Стипе. Поступок местной Жанны д`Арк, которая ненароком стала героиней, восхитил Митевску: «В нем она превзошла себя, став символом феминизма. В этой истории много моментов совершеннейшего абсурда, что внесло в картину не свойственный моим фильмам юмор».

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply