Алексей Франдетти поставил в Петербурге мюзикл «Дорогой мистер Смит»

Драматический театр «Приют комедианта» представил новый спектакль — «Дорогой мистер Смит». Это российская премьера оригинального американского мюзикла, на который петербургский театр получил права.

Здесь многое сложилось впервые. Первый в истории «Приюта комедианта» мюзикл. Для режиссера Алексея Франдетти — первая постановка в этом театре. Впервые на эту сцену вышли и встретились в работе Иван Ожогин и Юлия Дякина, яркий дуэт, обладатели «Золотой маски».

— Чтобы реализовать задумку Алексея Франдетти, нам пришлось значительно обновить технические возможности сцены, пригласить сильнейших художников по сценографии, свету и видео, а еще блестящих исполнителей, мастерство которых — главное чудо этого спектакля, — говорит Виктор Минков, директор-худрук театра.

Над сценографией работал народный художник России Вячеслав Окунев. Художник по свету — Глеб Фильштинский, многократный лауреат «Золотой маски». Видеоконтентом (это «мотор» спектакля) занималась московская студия Artnovi, постоянные соавторы Франдетти.

Режиссер Алексей Франдетти сначала снял мюзикл «Мой длинноногий деда» для Instagram, основанный на том же материале (пьеса Джона Кейрда, по мотивам повести Джин Вебстер, музыка и текст песен — Пол Гордон). Эксперимент состоялся летом прошлого года, во время жизни в условиях самоизоляции, работа проходила удаленно. Проект получил награду «Звезда Театрала» и попал в лонг-лист премии «Золотая маска».

И вот Петербург, театр, перенос мюзикла на подмостки. Решение спектакля кардинально отличается от онлайн-проекта. Сменили название, за него проголосовали в социальных сетях зрители. Видеографику сохранили, материал дополнили. Получился прекрасный камерный спектакль. Мюзикл в письмах.

— Мы нашли стиль, который связывает и родную культуру этого жанра — американскую, и нашу традицию. Из всех мюзиклов, которые я знаю, этот самый литературный, эпистолярный, и это роднит его с российской литературой, — заметил художник-постановщик Вячеслав Окунев.

Спектакль идет в этом небольшом зале не под фонограмму. Музыканты играют «вживую». Театр «Приют комедианта» развенчивает мифы о мюзикле — что это всегда масштабно, не меньше десяти людей на сцене (а иногда — целая сотня), не только вокал, но и суперхореография. Много сюрпризов! Рассказывать о них не буду, чтобы зрители пережили восторг в зале, а не знали об этом заранее.

Фото: Владимир Федоренко/РИА Новости

Режиссер Алексей Франдетти: «Петербург раскрыл свои объятия»

Что вас привлекло — музыкальный материал (мюзикл Пола Гордона) или литературный — бестселлер «Длинноногий дядюшка» Джин Вебстер (сказочная история про чудо, добро, мечту)?

Алексей Франдетти: Привлекла форма. Для инстаграм-мюзикла было важно найти правильное название (пьесу) для небольшого количества артистов. Первое, что пришло в голову — спектакль «Последние 5 лет», который я ставил в Театре на Таганке. Время для размышлений было — началась пандемия. Я много спектаклей смотрю, вспомнил про «Длинноногого папочку».

Честно скажу, американский мюзикл мне не понравился, хотя поставил его прекрасный британский режиссер Джон Кейрд, титулованный (он ставил мюзиклы «Отверженные», «Джейн Эйр», новую версию «Кандида» Бернстайна). Правда, смотреть спектакли на видео и вживую — это разные вещи, часто между этим большая разница.

Мы созвонились — по Zoom — с Кейрдом. Во время разговора я вдруг увидел на моей книжной полке учебник по режиссуре музыкального театра, зачитанный до дыр, и понял, что разговариваю с его автором!

Материал мне показался интересным, его можно покрутить. А в процессе работы мы уже все в него влюбились. Я предложил нашей команде сделать первый акт в Instagram , а дальше — как пойдет.

На постановку в театр вас пригласил директор-худрук Виктор Минков. Вы ставите мюзиклы на больших сценах, в академических театрах, а тут — все такое небольшое: сцена, зал. Как решились?

Алексей Франдетти: Я сам предложил Минкову этот мюзикл, как раз искал площадку, куда перенести нашу историю, на какую сцену. А он не предполагал, видимо, какие будут сложности, затраты. Камерный мюзикл — это очень дорого. Требует тех же вложений — по времени, по звуку и свету, у нас команда лучших художников, работать с ними — огромное счастье. Спектакль, вроде, небольшой, но тут четыре костюмера, два помрежа, два звукорежиссера и три музыканта…

Команда видеохудожников сделала гигантскую работу — 400 медиафайлов у спектакля (у инстаграм-мюзикла их было еще больше). Непростая история оказалась. Но все в удовольствие!

В Петербурге у вас вторая постановка. Помним «Иосиф и его удивительный плащ снов» в театре «Карамболь» (мюзикл Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса).

Алексей Франдетти: У меня с этим городом все по любви: Петербург раскрыл свои объятия. Сейчас мы ставили спектакль, где время действия — 1908 год. Выходишь из театра, смотришь по сторонам, и тебя вдохновляет — недаром его называют «город-музей». Именно здесь я начал сейчас готовить свой следующий спектакль — «Евгений Онегин», для Театра на Таганке.

Так у художников рождаются спектакли!

Алексей Франдетти: Да, например, текст «Джекилл & Хайд» (мюзикл идет в петербургской Музкомедии) я переводил, сидя на готическом кладбище в Латвии.

Приезд в Петербург и работа над спектаклем здесь оказались очень плодотворными, от этого многое родилось. Я в восхищении от того, как работает «Приют комедианта» — сегодня это лучшая форма существования театра, идеальная: когда художник свободен, может творить со своей командой. Возможно, снова буду ставить в этом театре. Надеюсь, что будет постановка и в Музыкальной комедии.

Впереди — три напряженных премьерных вечера. Успеха вам.

Алексей Франдетти: Спасибо. Кроме этого, завтра я должен быть в Подмосковье — в музее-заповеднике Пушкина «Большие Вяземы». 5 июня будет большой театральный праздник в честь дня рождения Александра Сергеевича, назвали его «Арт-пикник АСП». Потом вернусь в Петербург. А 7 июня стартуют съемки проекта «Большой мюзикл» на телеканале «Культура». И все это так интересно! Посидел полгода «на самоизоляции» — чуть с ума не сошел. Правда, в это время мы сделали инста-мюзикл.

Фото: Юрий Богомаз / Театр «Приют комедианта»

Юлия Дякина, актриса, играет Джуди Эббот

Это ваша первая работа в Петербурге. И каковы впечатления?

Юлия Дякина: Весь постановочный период у нас с Ваней (Ожогиным) и Алексеем Борисовичем (Франдетти) были перелеты-переезды: Москва — Петербург. Ничего, справились, никто не говорил, что будет легко. Выпуск спектакля — всегда дело нелегкое. А тут — мюзикл в драматическом театре, история должна быть воздушной, похожей на сказку. Спектакль маленький, камерный, добрый. Как капризный ребенок, который требует много внимания, не дает спать родителям. Никогда не слышали в «Приюте комедианта»: «А мы так не сможем. Мы так не работаем», только: «А чему надо научиться? Хорошо, сделаем». Люди здесь собрались реально «сумасшедшие», готовы работать сутками напролет. Все наши идеи театр поддерживал. В музыкальных театрах есть свои «профсоюзы». Когда объявляют: «Всем пора домой» — работа заканчивается. Или оркестр встает и уходит на обед. Или солисты говорят, что устали, петь больше не могут.

А здесь у нас, например, прогон начался в 12 ночи, закончили в половине третьего, а на следующий день сыграли два спектакля, следом три премьерных вечера. Никто не возмущается, не устраивает скандалов. Понимают — надо, и все работают. Это круто. Просто сказка.

С Ожогиным вы встретились в работе впервые?

Юлия Дякина: Да, прежде мы не работали вместе. Когда я служила в Свердловской музкомедии, то была в курсе новинок — что выходит в Москве, Петербурге, ездила на премьеры. Столичные актеры знают друг друга, а все, что дальше Москвы и Питера — им то ли не интересно, то ли нет времени ни на что другое. Я-то Ожогина знала, видела, а он обо мне не слыхал. Но мы сработались, хотя оба с характером. Это хорошо, на самом деле, артист должен быть с характером. Немного «покусались», общий язык нашли, друг друга поддерживаем, за руки держимся.

В вашей жизни встретился человек, который помогал вам, как вашей героине Джуди — мистер Смит?

Юлия Дякина: Меня очень поддержал при переезде в Москву Алексей Борисович. У меня был шанс потеряться в большом городе, а он взял «шефство» надо мной. Во время карантина я без кастинга попала в его инста-мюзикл. Эта работа сделала меня заметной в московской музыкальной индустрии, что мне сейчас помогает.

Я называю Франдетти своей феей-крестной. Когда-то он был молодым режиссером, я — только заканчивала институт, мы вместе выпустили в Свердловской музкомедии мюзикл «Бернарда Альба», потом там же были «Микадо», «Казанова», дальше я помогала ему в «Дамском счастье» в московском Театре сатиры, затем — инста-мюзикл «Мой длинноногий деда».

Вас удивило, что мюзикл будут ставить в драматическом театре, притом — камерном, где никогда прежде за этот жанр не брались?

Юлия Дякина: И получилось чудесно. Инстаграм-версия была обширной, с большим количеством приглашенных артистов и множеством локаций, а история ведь про двоих. Она прекрасна, удивляет своей добротой, наивностью в хорошем смысле слова, акварельностью. В большом пространстве она пропадет, там нужны большие декорации, перемена света, оркестр, ансамбль…Получилось, что «Длинноногий деда» искал дом и нашел приют — «Приют комедианта».

Фото: Юрий Богомаз / Театр «Приют комедианта»

Иван Ожогин, актер, о своем герое

— Джарвис — очень трогательный и милый, при этом он успешный бизнесмен, любит заботиться о других и видеть результаты своих усилий. Он вкладывает деньги в образование юных талантов. Это скорее хобби, удовлетворение каких-то человеческих амбиций. Редкое для сегодняшнего дня качество, мне кажется. Обычно он поддерживает мальчиков, потому что девочки, как говорится в пьесе, при первой удобной возможности выскакивают замуж. А здесь он видит одаренную девушку. Она не должна узнать, кто он. Перемены с героем происходят в каждой сцене, но главное — он остается самим собой, искренним. Его чувства к Джуди неподдельные и искренние, и в этом он убеждается к финалу. Это очень мудрая история, как сказка о Золушке.

О чем спектакль?

1908 год. 17-летняя девчонка выросла в сиротском приюте. Неожиданно анонимный благотворитель предлагает ей помощь: оплачивает учебу в колледже, проживание, питание, она ни в чем не будет нуждаться. Девушка может получить образование, развить свой литературный талант, стать писателем. Она должна регулярно писать письма своему покровителю, рассказывать обо всем, что с ней происходит. Джуди пишет, он на письма не отвечает, она гадает: за что ей такая удача? Какой он? Наверное, старый развратник? Седой? Лысый? Почему благодетель избегает встречи? В письмах юная леди называет мистера Смита «длинноногий деда».

Справка «РГ»

Алексей Франдетти в 2006 году окончил ВГИК (мастерская И. Ясуловича). Сыграл главные роли в спектаклях Московского театра им. Пушкина «Одолжите тенора», «Письмо счастья», «Федра». Режиссер мюзиклов «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» в Театре на Таганке, «Стиляги» в Театре Наций, Cabaret («Кабаре») в Новосибирском молодежном театре «Глобус», балета Ильи Демуцкого «Шанель» в Большом театре России и других. Трехкратный обладатель «Золотой маски».

Иван Ожогин в 2002 году окончил Российскую академию театрального искусства (ГИТИС) по специальности «Артист музыкального театра» (мастерская А. Тителя и И. Ясуловича). Лауреат премии «Золотая маска» и «Музыкальное сердце театра» за роль Графа фон Кролока в мюзикле «Бал вампиров» (2013). Исполнитель ведущих партий в мюзиклах «Призрак оперы», «Мастер и Маргарита», «Пола Негри», «Демон Онегина», «Кошки», «Красавица и Чудовище», «Чикаго» и многих других.

Юлия Дякина в 2015 году окончила Екатеринбургский государственный театральный институт, отделение «Актер музыкального театра» (курс К. Стрежнева). В 2015-2019 — солистка Свердловского академического театра музыкальной комедии. Лауреат премии «Золотая маска» за главную женскую роль в рок-опере «Орфей & Эвридика» (2019). Актриса мюзиклов «Магазинчик ужасов» и «Дамское счастье» (московский Театр сатиры).

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply