Башмет и Хабенский впервые представят «Евгения Онегина»

В Калининграде на острове Канта впервые Юрий Башмет в рамках фестиваля «Территория мира — Территория музыки» представит «Евгения Онегина» — свою авторскую версию прочтения пушкинского романа в стихах и оперы Чайковского. Премьера спектакля, в котором сыграет и Константин Хабенский, состоится 27 августа. А пока Юрий Абрамович рассказал «РГ» о том, с чего начинается… любовь к Чайковскому, какое направление современной музыки требует не настроить, а «расстроить» оркестр и что помогает музыкантам «летать».

«Евгений Онегин» в исполнении Башмета и Хабенского… Вы любите эксперименты?

Юрий Башмет: Скажу честно, я в каком-то смысле немного предаю оперный жанр. Резать музыку Петра Ильича, мягко говоря, конечно же, неэтично. Но это безумно интересно! Мы берем за основу нашей версии «Онегина» только «хиты» из этой оперы — хотя именно у Чайковского проходных нот не бывает. Даже речитативы в его операх проникнуты яркой образностью. И совершенно феноменально развивается драматургия!

Чайковский и Пушкин для меня бесспорные гении. Благодаря Петру Ильичу я состоялся как музыкант. В юности я был ярым поклонником джаз-рока. Увлечение музыкой Чайковского началось с виниловой пластинки с его 6-й симфонией и 2-м концертом Рахманинова, которую подарил мне мой друг. Даже помню исполнителей: Рудольф Керер и Евгений Мравинский. Когда я пришел с подарком домой, родители уже спали, но я был так воодушевлен, что заставил их слушать пластинку. С этого все и началось — безграничное желание стать классическим музыкантом.

Вы один из немногих исполнителей, умеющих видеть звук и слышать цвет…

Юрий Башмет: Не так однозначно. Это всегда в контексте. Если сам звук или одну ноту обозначить каким-то одним цветом, получится просто мозаика какая-то. Если, например, с ноты «ля» начинается произведение, то у Шумана это один цвет, у Шуберта — совершенно другой.

Еще у каждого автора есть своя любимая интонация или мотив, который удивительным образом перемещается из одного сочинения в другое. Ход мысли композитора тоже влияет на краску одной и той же ноты. Не говоря о динамике, о звукоизвлечении, влияющих на характер звука — нежный он или трагичный, суровый или благородный…

Но вы, бесспорно, — любитель черного?

Юрий Башмет: Черный цвет — всеобъемлющ. Он включает в себя все цвета… Есть такое направление в искусстве — спектральная музыка, математически объясняющая оттенки звука с помощью обертонов. Впервые я играл такую музыку на фестивале в Ярославле. Как вы понимаете, за свою жизнь я исполнил очень много современных сочинений, но перед этим концертом все равно не понимал, как нужно взять звук. В итоге автор принес немецкий учебник со схемами… А потом вышло смешно. Перед исполнением такой музыки оркестр должен, в буквальном смысле этого слова, не настроиться, а расстроиться. Каждый инструмент должен быть «расстроен» на определенную частоту по определенной схеме. Но в этот день у двух музыкантов оркестра был день рождения. Перед началом концерта решили их поздравить, заиграли «Happy Birthday» — и узнать тему оказалось очень трудно! А сам концерт прошел отлично, и автор был доволен.

Вы выступаете и в качестве дирижера, и как солист. В чем преимущества дирижера-инструменталиста?

Юрий Башмет: Хороший инструменталист прекрасно владеет материалом, он хорошо знает партитуру, понимает структуру сочинения, а в дирижировании все это крайне важно. Когда инструменталист выступает в качестве дирижера, он всегда пытается найти связи, которые позволяют интерпретировать сочинение совершенно по-иному.

Что вы категорически не приемлете в исполнении?

Юрий Башмет: Пренебрежение и неоправданную ревизию авторских пожеланий. Если это осознанно и работает, то может иметь место. Но, скажу честно, все равно возвращаешься к ремаркам автора, если он великий композитор. Однажды я брал интервью у Альфреда Шнитке для своей программы «Вокзал мечты». Мы много общались, дружили. Трудно задавать вопросы, когда знаешь примерно, что сейчас ответит твой друг! Однажды он ответил так: «У меня есть два исполнителя, которые могут там, где я написал форте (громко), играть пиано (тихо) — и наоборот. Это Гидон Кремер и ты, Юра». Действительно, какое-то время я играл не так, как написано у композитора, и ему, видимо, это нравилось.

Чем сильна русская музыкальная культура?

Юрий Башмет: Сила в корнях. Почему Петр Ильич так невероятно популярен во всем мире? Потому что он вырос в абсолютно русской среде и имеет русские корни. Что я под этим подразумеваю? База российской музыкальной академической школы дает возможность исполнителю «летать» дальше — «как угодно», делая что-то совершенно иное!

Что может увидеть юное поколение?.. Прежде всего они узнают, кто кого любил и кто кого убил. Кто еще не готов «проглотить» эту великую музыку и великий текст, тот уже будет по крайней мере заинтересован!

Точка отсчета — воспитание музыкального мышления. Именно этим сильна русская школа! Тот, кто недоучился и уехал — потом выясняется: может хорошо и эмоционально играть, но все при этом сразу слышно. Иногда я спрашиваю себя, какого качества исполнение требуется публике, если ей нравится такой музыкант?! Но это не означает, что публика — дура…

Что может увидеть в вашем «Евгении Онегине» новое поколение, воспитанное «тик-током»?

Юрий Башмет: Идея такого синтеза, когда это и не театр, и не опера, и не стихи, и не музыка в чистом виде, — сама по себе оригинальна. Весь спектакль прекрасно театрализован талантливейшим, музыкально одаренным Костей Хабенским. Что может увидеть юное поколение?.. Прежде всего они узнают, кто кого любил и кто кого убил. Кто еще не готов «проглотить» эту великую музыку и великий текст — тот уже будет по крайней мере заинтересован!

Справка «РГ»

«Территория мира — Территория музыки» — традиционный фестиваль, который проходит в конце лета — начале сентября в Калининграде и объединяет концерты на открытом воздухе на острове Канта и в Кафедральном соборе. Фестиваль проводится при поддержке Министерства культуры РФ, Росконцерта, правительства Калининградской области. В программе этого года: авторский спектакль Юрия Башмета «Евгений Онегин» (27 августа), гала-концерт победителей Конкурса Чайковского с участием Сергея Догадина (скрипка), Марии Бараковой (меццо-сопрано), Нарека Ахназаряна (виолончель), Дмитрия Маслеева (фортепиано) и симфонического оркестра «Новая Россия», дирижер Денис Власенко (28 августа). А 29 августа — концерт Вадима Эйленкрига, певицы, участницы телепрограммы «Голос» Мариам Мерабовой и оркестра «Новая Россия», дирижер Денис Власенко.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply