Чем интересен Нобель по физике в 2020 году: пять авторитетных суждений

В среду, седьмого октября, в Стокгольме огласят имена лауреатов Нобелевской премии по химии. В отличие от двух первых, уже объявленных номинаций (по медицине-физиологии и физике) тут у российской науки особенно высокие ожидания. И связаны они с именем академика Юрия Оганесяна из Объединенного института ядерных исследований в подмосковной Дубне.

Как уже сообщала «РГ», его не первый год номинируют на Нобелевскую премию за выдающиеся достижения в исследовании и синтезе сверхтяжелых элементов. Один из вновь открытых элементов Периодической системы с порядковым номером 118 при жизни ученого назван в его честь — оганессон.

Что в очередной раз решит Нобелевский комитет, мы узнаем сегодня ближе к полудню по европейскому времени. А пока в Российской академии наук и в университетской среде продолжают бурно обсуждать неожиданное для многих решение о присуждении Нобелевской премии в области физики за предсказание черных дыр и доказательства их существования. Сами ученые, пишущие о науке журналисты и погруженные в ситуацию аналитики пытаются максимально доступными словами объяснить и аргументировать, что связало черную дыру и Нобелевскую премию, и почему второй год подряд королевой среди физических наук становится далекая от земных забот астрофизика.

Как полагает Андрей Голутвин, один из ведущих научных сотрудников МИСиС, присуждение Нобелевской премии ученым, исследовавшим свойства черных дыр, «стало доказательством того, что по-прежнему ею отмечаются выдающиеся достижения, а значит, дух этой награды жив в отношении естественных наук». Сэра Роджера Пенроуза, напоминает Голутвин, награда нашла на 90-м году жизни: «Этот человек является живым классиком гравитационной науки, соратником Стивена Хокинга, крупнейшим мировым ученым в области общей теории относительности». Нобелевский комитет и Шведская королевская академия наук, отмечает российский ученый, следуют логике «проверено временем», избегая риска присуждения премий за шумные, но научно пустые результаты. «А значит, сохраняет свою более чем вековую репутацию», — убежден Андрей Голутин.

Доктор физико-математических наук Алексей Семихатов в эфире телеканала «Научная Россия» обратил внимание на то, что уравнение Общей теории относительности, созданное Альбертом Эйнштейном в 1915 году, получило признанное математическое решение, которое долго игнорировали. По словам Семихатова, в 1960-х годах американский ученый Джон Уилер пояснил смысл решения этого уравнения и дал ему название — черные дыры. Хотя теория создавалась сама по себе, вовсе не для объяснения или поиска черных дыр, а теперь их стали находить. «Смотрите, в теории это есть — вот и в природе мы это видим», — отметил Семихатов.

Профессор МФТИ и заместитель директора Института космических исследований (ИКИ РАН) Александр Лутовинов воодушевлен тем фактом, что Нобелевская премия второй год подряд присуждается за открытия в области астрофизики. «Сейчас она находится на переднем крае, и космос предоставляет нам уникальные возможности для изучения природы и совершения больших открытий, таких как обнаружение гравитационных волн, сверхмассивных черных дыр и экзопланет», — заявил Лутовинов.

Британский физик и математик Роджер Пенроуз первым описал природу и облик «горизонта событий», условной границы черной дыры, внутри которой притяжение настолько велико, что ее пределы не могут покинуть даже самые высокоэнергетические частицы света. А Генцель и Гез получили вторую половину премии за очень долгую и сложную серию наблюдений за звездами в ядре галактики. Астрономы доказали, что в его центральной части размером с Солнечную систему находится невидимый, очень компактный и сверхтяжелый объект. Причем Гез и Генцель получили эти результаты независимо друг от друга, используя разные телескопы, что дополнительно подтвердило реальность их открытия, уточнил профессор Лутовинов.

«Несколько лет назад, когда они впервые показали эти изображения, меня потрясло то, что звезда всего за несколько лет сделала оборот вокруг очень массивного и невидимого объекта в центре галактики, — поделился с журналистами Александр Лутовинов. — Эти наблюдения стали первым прямым доказательством того, что там существует сверхмассивная черная дыра».

Академик РАН Лев Зеленый, научный руководитель Института космических исследований, в прямом диалоге с «Российской газетой» поддержал высказывания коллег и со своей стороны отметил, что премия абсолютно заслуженная.

— Роджер Пенроуз — это, по большому счету, адвокат теории относительности, которая создана Альбертом Эйнштейном более века тому назад. На протяжении многих лет Пенроуз занимался этим и по существу доказал, что теория Эйнштейна автоматически предсказывает существование массивных космических объектов — черных дыр.

По словам академика Зеленого, как только на церемонии оглашения лауреатов был назван Роджер Пенроуз, а другие имена еще не прозвучали, он подумал о своих российских коллегах — это академик Анатолий Черепащук и ученик академика Зельдовича член-корреспондент РАН Игорь Новиков, который работает сейчас в Астрофизическом центре ФИАН. И тот и другой, по словам Льва Зеленого, вполне заслуженно могли быть названы рядом или вслед за сэром Пенроузом. Но члены Нобелевского комитета рассудили по-своему…

— Имена лауреатов из Германии и США, которые оказались в компании с Роджером Пенроузом, нам в России тоже хорошо известны, — подтвердил академик Зеленый. — Это авторитетные и в известном смысле конкурирующие ученые, лидеры научных групп. Андреа Гез давно и прочно связана с Калифорнийским университетом, где в свое время и я работал. Мы, возможно, даже пересекались на каких-то научных мероприятиях. Коллега Гез с 1998 года занимается поиском объектом внутри нашей галактики, который бы дал объяснение многим явлениям. А группа немецких ученых, что представляет Райнхард Генцель, работала параллельно — они вели наблюдения и практически доказали, что такой гигантский объект — черная дыра с массой в 4 миллиона раз больше Солнца — существует не только в центре нашей галактики, но и в других тоже. Эти черные дыры являются, если можно так сказать, гравитационными скрепами для Вселенной.

Академик РАН Анатолий Черепащук, долгое время возглавлявший Государственный астрономический институт имени П. К. Штернберга при МГУ, связал заслуги Роджера Пенроуза в первую очередь с тем, что он «объяснял процессы вблизи черных дыр». Но и в России, по его словам, есть те, кто плотно занимался схожими вопросами. Это, в частности, Игорь Дмитриевич Новиков. Именно он первым «залез», по выражению академика Черепащука, внутрь черной дыры и показал, что «если вы переходите снаружи внутрь, то пространственная и временная координаты меняются местами». Первая его работа на эту тему была опубликована еще в 1962 году. На нее ссылался в своих трудах и Пенроуз.

При подготовке обзора использован архив «Российской газеты», материалы информагентств и другие источники.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply