CrossroadZ записали Антологию русского рока с БГ, Сукачевым и другими

Хорошей и мудрой, спокойной музыки всегда не хватает. Особенно в непростые времена пандемии, когда меняются мода, имена кумиров, мемы и хейтеры. И только мужественный гитарный блюз почти всегда, неизменно дарит покой, драйв, желание неспешно оглядеться по сторонам и с легкой иронией улыбнуться себе и настырным напастям.

Долговязого, длинноволосого, худощавого и почти всегда неторопливого и приветливого — такого, каким может быть, наверное, только уверенный в себе человек, всю жизнь занимающийся любимым делом, — гитариста и певца Сергея Воронова из CrossroadZ всегда узнают на улицах. А уж его хиты — (Walking In a) Diamond Rain, то есть «Бриллиантовый дождь», да еще «Сколько можно терпеть» — слышали все, от Якутии до Нью-Йорка и Лондона. Ведь Воронов — редкий российский музыкант, с которым играли и Гэри Мур, и Марк Форд, и гитарист The Rolling Stones Кит Ричардс, в благодарность подаривший ему свою гитару…

Вот и на недавнем международном фестивале «Русский Вудсток» CrossroadZ были хэдлайнерами. А после концерта Сергей Воронов рассказал обозревателю «РГ» о следующей премьере — Трибьюте русскому року, который он записал с Чижом, Борисом Гребенщиковым, Алексеем Романовым, Гариком Сукачевым и другими кумирами отечественной музыки.

CrossroadZ играет блюз, который мог быть написан и в 60-е, и вчера. Эта, наверное, самая мудрая и несуетная на свете музыка и вам тоже помогает лучше разбираться в жизни и самом себе?

Сергей Воронов: Мы играем и блюз, и блюз-рок, и баллады, и фолк-рок, если хотите. А сочиняя, я могу внутренне оказаться в 70-х или 90-х — это неважно. Актуальность не то, что меня интересует: во многих песнях есть истории про меня или мой взгляд на мир. Любой настоящий художник в блюзе, как и в любом искусстве вообще, пропускает через себя все эти темы — жизнь, смерть, любовь… Главное — стараться не пользоваться при этом клише и стереотипами. При этом нельзя сказать, что этот стиль был моим осознанным выбором. Просто мои музыкальные пристрастия привели меня к блюзу естественным образом.

Связано ли это было с тем, что блюз — это универсальная, понятная всем народам (в отличие, например, от рэпа и реггей) музыка? Вот и у вас большая часть репертуара на английском, а CrossroadZ много раз звали выступить в США и Англии?!

Сергей Воронов: Пока у реггей и рэпа поклонников в нашей стране все-таки больше, чем у блюза. Но эта музыка не резонирует со струнами русской души! При адекватной медиа-раскрутке блюз мог бы захватить и большее количество сердец у нас в стране… Но пока такого, увы, не происходит.

У вас немало друзей-блюзменов на Западе, как они оценивают нашу музыку разных жанров, в том числе рок и эстраду?! Какими-то исполнителями восхищаются, кого-то высмеивают?

Сергей Воронов: Я знаю немало музыкантов из других стран, не только блюзменов. Как правило, они мало знают о русской музыке, чтобы кого-то выделять или высмеивать. К тому же многие успешные артисты больше думают о себе и своей музыке, нежели чем о ком-то другом.

Кстати, так хорошо английский вы выучили благодаря року и гастролям?

Сергей Воронов: Блюз и рок, безусловно, помогли. Но я успел еще и Институт иностранных языков закончить (улыбается).

В прошлом году CrossroadZ исполнилось 30 лет. Не обидно теперь, что за эти годы вы выпускали в среднем лишь по одному альбому в восемь лет?

Сергей Воронов: Юбилей мы отметили в марте — в прошлом году это не удалось из-за пандемии. Выпустили новый сингл, а теперь материала набралось уже почти на целый альбом. А про малое количество дисков? Корить себя бессмысленно. Я такой, какой есть. И живу — как бы сказать точнее — интуитивно, не пытаясь найти причины своим действиям. Ну а неспешность связана с тем, что я долго пишу тексты. Работает строгий саморедактор (улыбается).

К тому же всегда стараюсь следовать своему кредо: «Делай то, что любишь, и делай это хорошо!» Весь этот год, например, занимался в студии Трибьютом русскому року — записывал в своих аранжировках песни БГ, Алексея Романова, Гарика Сукачева, Чижа и других. Причем авторы тоже спели в своих треках вместе со мной.

Теперь вы женились и счастливы. Ваша молодая жена — фанатка CrossroadZ. Писать новые песни стало легче или наоборот?

Сергей Воронов: Я бы не сказал, что Ника — фанат именно нашей группы. Она слушает много разной музыки. На скорость написания материала ее появление, конечно, не повлияло, но на новые песни она меня, как видите, вдохновляет точно.

Источник

Leave a Reply