Как «женщины ИГИЛ» выходят замуж за свободу из лагерей

Замужество как способ побега

Более 60 тысяч женщин и детей, вышедших из последнего сирийского оплота ИГ во время падения так называемого халифата в марте 2019 года, теперь содержатся в Аль-Холе под контролем курдских сирийских демократических сил (SDF), поддерживаемых США. Это территория, в которой обыденным явлением стали коррупция, подкуп и насилие.

Репортеры выяснили, что задержанным женщинам из различных уголков мира за последние несколько месяцев были отправлены электронные платежи на общую сумму свыше 500 тысяч долларов. Это стало известно из показаний 50 женщин внутри и за пределами лагеря Аль-Холь, местных курдских чиновников, бывшего члена ИГ в Восточной Европе, знающего о механизме денежных переводов, и иностранного боевика в провинции Идлиб, который занимается контрабандой людей. По оценке экспертов, такая порочная практика представляет собой значительную угрозу безопасности как для самого Дамаска, так и для иностранных правительств, которые отказываются забирать своих граждан домой. По мнению многих опрошенных, жениться — это наиболее легкий и все более популярный метод своеобразного побега из лагеря. По оценкам нескольких женщин в лагере, истинные экстремисты составляют лишь около 20-30 процентов его обитателей. Многих женщин боевики заманили к себе обещаниями «райской жизни».

Для мужчин такой «брак» является способом поднять свой социальный статус и помочь нуждающимся. Большинство потенциальных мужей имеют корни в мусульманских странах, но живут в Западной Европе, где они относительно обеспечены. Для женщин из лагеря это способ обеспечить доход, который может сделать жизнь в Аль-Холе более-менее сносной: деньги используются для повседневных нужд, таких как подгузники, еда, лекарства, телефонный кредит, а также на оплату труда других женщин по приготовлению еды и уборке. Издание приводит типичный пост, который размещают «женихи»: «Могу ли я найти жену из лагеря, приверженную моей религии? Я могу вытащить ее любой ценой». Женщины, среди них достаточно русскоязычных, также публикуют посты на дружественном экстремистам портале, размещая тексты, вызывающие жалость.

Каждый «брак» следует одному и тому же шаблону: женщина из лагеря создает страницу профиля в Facebook или Instagram, публикует фотографии символики, связанной с ИГИЛ, и призывает мусульманское сообщество спасти ее. Явно радикальный контент или разговоры с потенциальными мужьями могут затем перейти в Telegram, где выявить террористическую деятельность сложнее. «Мужья» отправляют деньги напрямую в Турцию обычным банковским переводом или, если они боятся быть обнаруженными, получателям во второй стране: из западных стран, обычно с Балкан или Украины. Оттуда деньги отправляются в Турцию, где они пересекают границу в виде наличных или отправляются по так называемой «хавале» прямо в Сирию. «Кампании по сбору средств на первый взгляд часто выглядят безобидными: чтобы выяснить, собирают ли они деньги для семей, связанных с ИГИЛ, или, возможно, для группы, вы должны следить за тем, какие учетные записи делаются ими. Понятно, что поставщикам услуг и аналитикам может потребоваться много времени, чтобы выявить и отличить эту деятельность от законной», — сказала Одри Александер, исследователь и инструктор Центра по борьбе с терроризмом при военной академии США в Вест-Пойнте.

В феврале члены ячейки ИГ в Киеве были арестованы после того, как в ходе полицейского рейда были обнаружены наличные в размере 13 000 долларов и бухгалтерские книги, в которых фиксировались крупные суммы денег, собранные в интернете на «свадьбы», а затем отправленные в Сирию, по словам источника, знакомого с операцией.

Замуж на свободу при живом муже…

«Браки» заключаются по телефону. Обычно женщине не обязательно быть на связи: посредник произносит несколько фраз, а затем объявляет жениха своим новым вали, или «опекуном», после чего невеста получает наличные деньги или новый мобильный телефон в качестве приданого.

Некоторые настоящие мужья женщин все еще живы в тюрьмах SDF, но женщины заявляют, что могут свободно вступать в брак, потому что больше не могут быть уверены, что их мужья являются мусульманами. Если их новый муж не выполняет своих обещаний, некоторые готовы жениться более одного раза.

«Мой бывший муж обещал поддержать меня, но затем сказал, что у него проблемы с работой или, может быть, он просто боялся отправить деньги и быть арестованным, поэтому я рассталась с ним, — сказала корреспондентам одна женщина в лагере. — Я встретила в сети еще одного парня, который подумывает о женитьбе на мне, но он молод, поэтому я не уверена, что он сможет поддержать меня и моих детей».

…или денежный побег

Выезд из Аль-Холя может стоить до 15 000 долларов, в зависимости от национальности, количества вовлеченных детей и того, какой метод контрабанды может быть применен. Бегства обычно организуют посредники в Идлибе, последнем районе Сирии, который остается вне контроля президента Башара Асада — контролируемый курдами северо-восток имеет непростые, но в настоящее время ненасильственные отношения с режимом.

Самый дорогой побег — на частной машине с подкупом блок-постов группировки SDF и исламистов, пока бежавшие не достигнут убежища в Идлибе. Следующий способ — спрятаться в цистернах с водой, автобусах или других транспортных средствах, которые въезжают в лагерь, с ведома водителя. Самый дешевый вариант — уйти, заплатив охранникам, или сбежать ночью.

Как отметили репортеры, Аль-Холь и до этого считался «гиблым местом», но с тех пор, как сюда прибыли семьи боевиков ИГИЛ, он стал рассадником экстремизма и преступности. Огромное количество охранников SDF изо всех сил, но безуспешно пытается удержать контроль над обстановкой в лагере. Однако, оружие и ножи теперь обычное дело в нем: по словам представителей местных властей, с начала 2021 года в Аль-Холе было совершено 40 убийств. На прошлой неделе семь женщин в подсобке избили и напали друг на друга с ножами, была предпринята одна попытка обезглавливания.

Многие западные правительства не хотят репатриировать 9 000 иностранных граждан и их детей, проживающих в лагере, и многие женщины знают, что им может грозить тюремное заключение дома. Альтернативой для них является собрать достаточно денег, чтобы подкупить охранников и «уйти своим ходом».

Другой вариант — присоединиться к спящим ячейкам ИГИЛ в восточной пустыне Дейр-эз-Зор: по словам женщин в лагере, по крайней мере, одной группе уйгурских подростков удалось это сделать после ухода из Хаула.

Идлибом по большей части управляет конкурирующая ОПГ джихадистов, известная как ХТШ — Хаят Тахрир аш-Шам (группировка запрещена в РФ), но хаос и бедность в этом районе позволяют ИГИЛ легко содержать в нем безопасные укрытия. Бывший лидер группы Абу Бакр аль-Багдади тайно находился там во время своего убийства в 2019 году небольшой группой джихадистов, также находившейся в состоянии войны с ХТШ.

Некоторые беглянки не скрывали, что останутся в Идлибе, либо дожидаясь, пока «халифат» снова не восстанет, либо будут жить с бойцами ХТШ, которые верят, что могут изменить «женщин ИГИЛ», отправив деньги на их спасение из Аль-Холя.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply