Космонавт Борисенко рассказал, как готовится к своему новому полету

Космонавт Герой России петербуржец Андрей Борисенко в космосе был два раза. Если считать в сутках, то это будет 164 плюс 173. Равно 337. Почти год на орбите. Верит, что через какое-то время будет и третий полет, в который вместе с ним отправятся и маленькие космические туристы: резиновый дракончик (он сопровождал космонавта в обоих полетах) и рыжий олененок — подарок супруги (космическая биография олененка скромнее — всего один полет). Каждый космонавт берет на орбиту что-то свое, напоминающее о Земле, доме, семье. А пока дракончик висит над письменным столом Андрея Борисенко. Здесь же и олененок. Все трое ждут еще одну путевку в космические дали. Сегодня Андрей Борисенко — гость «РГ».

Приоткройте тайну: третий полет — не на Луну?

Андрей Борисенко: Нет. К сожалению. У космонавтов всегда есть желание летать дольше и интереснее. Но живем мы здесь и сейчас, и технические возможности не позволяют совершить полет на Луну в ближайшие годы. Чтобы полет состоялся, нужно создать определенную космическую инфраструктуру. Сейчас ее разрабатывают многие страны, и Россия не исключение. На Луну полетит нынешняя молодежь.

Вас называют кандидатом номер один для полетов на американских космических коммерческих кораблях, например CrewDragon. Это правда?

Андрей Борисенко: Такая информация гуляет по интернету, и не более того. На самом деле идут переговоры между NASA и Роскосмосом об организации перекрестных полетов (то есть американские астронавты будут продолжать летать на российских «Союзах», а наши космонавты начнут полеты на американских коммерческих кораблях). Но говорить о результатах переговоров крайне преждевременно.

Перекрестные полеты обеспечат более устойчивую транспортную систему, которая будет в случае возникновения нештатных ситуаций (например, переноса времени запуска корабля) гарантированно обеспечивать необходимый состав находящихся на МКС (столько-то россиян, столько-то партнеров). То есть и российские космонавты, и американские астронавты будут иметь навыки полетов на различных кораблях.

Бывает ли необходимость для выполнения технического задания в космосе проявлять смекалку, фантазию или все строго регламентировано?

Андрей Борисенко: В Центре управления полетом всегда поддержат нестандартное, но разумное предложение. Например, однажды у меня возникли сложности при демонтаже оборудования в крошечном отсеке. Думал, как же зафиксировать мелкие детали? Вспомнил, что один из институтских преподавателей рассказывал, как в военных условиях для таких целей применяли обычный пластилин. С пластилином в невесомости ничего не получится, но я предложил заменить его на жевательную резинку. Земля поддержала, и все получилось.

Недостаток каких привычных вещей особенно ощутим в космосе? Некоторые космонавты говорят, что для сна не хватает ощущения силы тяжести, которое клонит голову на подушку и тем самым создает комфорт.

Андрей Борисенко: А мне спать в космосе комфортно. Ощущение — как будто на сеновале, только очень мягком. Запаха сена не хватает.

Порой хочется какой-то конкретной еды. Люблю сырники — символ домашнего завтрака. Но вот сырники космическая пищевая промышленность не выпускает. Иногда на «Прогрессе» доставляют небольшие посылочки от родных. Супруга Наталья (мы, к слову, познакомились с ней в День космонавтики — 12 апреля) обычно посылает мне лимонный и клубничный джемы, сухофрукты, горький шоколад.

Это все хоть и приятные, но мелочи. Главное — ощущение нехватки времени. День расписан буквально по минутам.

16 раз в сутки мы совершаем трансатлантический перелет. Иногда он занимает… пять с половиной минут

Приходилось ли на станции выращивать что-то съедобное?

Андрей Борисенко: В первом полете растил пшеницу. Побеги получились высокие, сочные, зеленые. Позже (когда я уже был на Земле) та пшеница заколосилась, зерна собрали и отправили на Землю для исследования.

Есть ли возможность позвонить с орбиты домой?

Андрей Борисенко: Да, ежедневно можно звонить на любой земной номер, причем бесплатно. Все космонавты этим пользуются. Раз в неделю проходит сеанс видеосвязи — по «космическому скайпу». У супруги есть мой служебный ноутбук, и она может разговаривать со мной хоть из квартиры, хоть из кафе. Когда говорит из кафе, это привлекает внимание публики. Официанты потом у нее спрашивают: «Это был действительно настоящий космонавт, парящий в настоящем космосе?»

Меняет ли космос мировоззрение?

Андрей Борисенко: Да, с точки зрения восприятия планеты Земля. Герман Титов написал книгу «Моя голубая планета». Я бы охарактеризовал Землю как «моя маленькая голубая планета». Мы с детства знаем, что Земля может быть голубая или зеленая. А вот что она маленькая — впечатляет сильно и сразу. Траектория МКС проходит над различными районами Земли, и каждый раз мы пересекаем Атлантику. Получается 16 раз в сутки! Значит, 16 раз в сутки мы совершаем трансатлантический перелет! И он иногда по времени занимает… пять с половиной минут.

И на такой маленькой планете видишь, к каким печальным последствиям привело вмешательство человека. Например, видно — просто из иллюминатора, невооруженным глазом, без всякой аппаратуры, — в какой солончак превратилось Аральское море.

Хорошо, если бы люди, принимающие политические решения, смогли слетать в космос. Это помогло бы им принимать более взвешенные решения.

О мечтах и их воплощении

Вы образец того, как детская мечта о космосе стала былью. С чего все началось?

Андрей Борисенко: Совсем маленьким я прочитал книгу Георгия Садовникова «Продавец приключений» — о сказочном космическом путешествии. Это был 1972 год. Я настолько был потрясен, что сделал кабину космического корабля под столом дедушки. Там было две тумбочки и между ними маленький промежуток. Я там наклеил рисунки, изображающие экраны, тумблеры. Залезал туда с хлебом и водой (космическое меню) и мог часами играть в своих космических фантазиях. Потом уже были книги Жюля Верна, Станислава Лема и других. Очень люблю книгу Сергея Павлова «Лунная радуга», даже на орбиту брал.

Учился в знаменитой 30-й физматшколе, поскольку понимал: без хорошего образования в космос не попасть. Занимался в Клубе космонавтики Ленинградского дворца пионеров (клуб существует до сих пор, и я им свой скафандр с первого полета подарил). Дальше был Военно-механический институт. После первого курса состоялась «Первая примерка корабля перед полетом». Спасибо Олегу Мухину, нынешнему вице-президенту Федерации космонавтики России, который предоставил мне возможность посидеть в настоящем спускаемом аппарате «Союз-16», ныне находящемся в музее. Почему первая примерка? Потому что есть такая одноименная техническая операция, когда экипаж заранее садится в корабль и его осваивает. Но после той «первой примерки» я полетел в космос… через 28 лет.

Подавал документы раньше, но не прошел «медицину». Потребовалось 10 лет, чтобы доказать медикам: это не отклонения в здоровье, а особенности моего организма. И только в 2003 году зачислили в отряд космонавтов.

Что бы вы посоветовали ребятам, мечтающим о космосе?

Андрей Борисенко: Мечтать — всерьез, а не сидя за компьютером и полеживая на диване. Активно идти к мечте (это не только космоса касается, а любой большой мечты). Зачастую родители начинают отговаривать: «Да у тебя ничего не получится. Туда пробиваются единицы». И вы, дорогие родители, найдите в себе силы и мудрость не мешать ребенку достигать его собственной мечты!

Кстати

Делается все возможное, чтобы оградить от инфицирования экипаж и сотрудников оперативных служб, говорит космонавт Андрей Борисенко. Родственников и близких на запуске не будет. Даже живые организмы — мыши, мухи, перепела, — с которыми проходят научные эксперименты, на борт попадают только «санкционированные». Ведь на животном могут быть микробы, и развитие их в условиях станции непрогнозируемо.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply