Мнения: Почему нас бесят дизайнеры

Канонический вариант повествует о диалоге соискателя и кадровика: «Здравствуйте, я дизайнер. – Вижу, что не Иванов».

В обновленном варианте следовало бы подробнее рассказать, почему Иванов так скептически относится к Дизайнеру, хотя последний старается, не покладая рук, чтобы порадовать все новым и новым дизайном – косный же Иванов нимало не ценит старания.

Относительно невинным для рядового пользователя Иванова (но не всегда для начальника, который подписывает ведомости на выдачу средств – а ведь могут и спросить, на что деньги пошли) является подвиг Дизайнера, называемый ребрендингом, т. е. измененением логотипа, герба etc.

Ребрендингом многие кормятся. Например, гений дизайна Артемий Татьянович перерисовывал гербы многих городов и областей.

А в недавней фейсбучной рекламе бюро «Штольцман и Кац» объясняет важный смысл вечного обновления: «За счёт внесения регулярных изменений в свою айдентику компания стремится постоянно быть в фокусе внимания своих потребителей и клиентов. Обновление символики предприятия стимулирует усиление его привлекательности».

Фото: Сергей Киселев/Агентство «Москва»

Руководствуясь заветами Штольцмана и Каца, Г. О. Греф недавно внес изменения в свою айдентику, изменив и логотип Сбербанка, и даже само его имя. По официальным данным, перемена айдентики обошлась в 300 млн ам. долл., которые заплатит Иванов.

С логотипом, правда, вышла незадача. Новая эмблема, галка в кружочке, похожая на циферблат, показывающий 10 ч. 10 мин., оказалась неотличима от двух дюжин ей подобных. А владелица самой неотличимой – часовая фирма «AllTime» – подала иск на 1 млрд руб., обвинив Грефа в пиратстве.

Неизвестно, отобьется Греф от часовщиков или нет, но сберовский ребрендингфюрер тов. Шкипин от греха подальше спешно подал в отставку, прослужив в этой должности всего пять месяцев. Хотя, казалось бы, работа по обновлению только началась.

Но Греф и Шкипин совсем нам не дядьки, так что и Аллах бы с ними. Однако есть и более зловредные случаи обновления дизайна, от которых рядовые пользователи продукта вынуждены корячиться, как негры, осваивая новые дизайнерские изыски.

Один пример – недавнее обновление фейсбучного дизайна, над которым так любовно работал user friendly Цукерберг. Вместо того, чтобы оценить заботу дружелюбивого Цукерберга, пользователи социальной сети (по крайней мере, русские пользователи) стали дружно называть Цукерберга и дизайнеров его словами, совершенно неудобными для печати.

Затем, правда, оказалось, что свет не без добрых людей. Некий американец составил программу, откатывающую интерфейс социальной сети к прежнему виду. Она чрезвычайно популярна. А в общем все это напоминает старый еврейский анекдот «Абрам, купи козу». После того, как полезная программа удаляет цукербергову козу прочь, жить становится лучше, жить становится веселей. Хотя всего лишь восстанавливается status quo. Говорят, правда, что упорный Цукерберг намерен вернуть козу обратно, но пока ему это не удается.

Аналогично является коза и в программе «Сбербанк-онлайн». В новой версии ни черта не поймешь, так творчески поработали дизайнеры, но пока есть (хотя и не сразу обнаруживаемая) кнопка «Вернуться к старой версии».

И уж все москвичи и гости столицы оценили огромный труд дизайнера Артемия Татьяновича по смене указателей в столичном метро. Кроме скверноматерных, других оценок услышать не удалось – тем более, что указатели к старой версии не откатишь.

В принципе славный дизайнер мог бы сказать (и это было бы чистой правдой) что вся система навигации до мельчайших деталей слизана с парижского метро – а разве вам не нравится парижский шик? Но тут есть две сложности. Во-первых, такое заявление могло бы и до лягушек дойти – с последующим иском о плагиате. Во-вторых, и в московской мэрии могли бы задуматься: «За что же мы платили ему такие деньги?».

Мотивация же дизайнерских подвигов одна и та же. «Очень хочется вкусной и здоровой пищи». Все эти изыски на хрен никакому Иванову не сдались, но без изысков Мамон не будет платить, а кушать хочется каждый день.

Налицо искусственное поддержание занятости. В 1991 г. я с удивлением отметил, что на итальянских ж.-д. вокзалах нет автоматических камер хранения, вполне наличествующих в СССР. Вместо АКХ стеллажи с кладовщиками. Но мне объяснили, что АКХ можно поставить, а куда высвобожденных работников трудоустроить? С дизайнерами та же притча. Правда, получают они несколько больше, чем итальянские кладовщики.

Казалось бы, и Аллах с ними. Мало ли параситов кругом кормится? Может быть, мы и сами параситы.

Может быть. Но Дизайнер так бесит, потому что он отбирает у нас автоматизм рутинных процессов. Привычка к устоявшемуся дизайну, навигации позволяет нам жать кнопки на автомате, не затрудняя себе голову раздумьями. Примерно, как при управлении автомобилем – представим, что дизайнеры добрались и до этого дела и меняют местами педали, рычаги и приборы на доске. Мало не покажется, особенно в случаях, когда все решают доли секунд и спасение именно в автоматизме – рука и нога сами знают, куда им тянуться. Или как при чтении, когда грамотный человек воспринимает текст целыми иероглифами, а не читает по складам, как отец Варлаам в корчме на литовской границе.

Если ценой дизайнерских изысков и дизайнерских зарплат оказывается обесцененные автоматические навыки и принуждение к чтению по складам «А лет е-му от-ро-ду… 20», отношение Иванова к Дизайнеру будет соответствующее.

Это азы психологии, но Дизайнеру они неведомы. Отсюда и все качества.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply