От Коэна до «Биртмана»: лучшие альбомы 2019 года

2020-й год, можно сказать, окончательно вошёл в свои права, однако ничто не мешает поставить своего рода важную точку в подведении итогов года прошлого.

Вслед за разнообразными подборками лучших фильмов и сериалов «Кинократия» публикует перечень лучших музыкальных альбомов 2019-го, в котором нашлось место представителям всевозможных жанров и стилей — от развесёлого метала и экспериментального фолка до американского дрим-попа и пародии на советскую эстраду.

Rammstein — Rammstein

Флагманы Neue Deutsche Haerte молчали ровно десять лет, чтобы выдать — безо всяких преувеличений — один из мощнейших альбомов в своей дискографии.

Открывающая песня — монументальная Deutschland — перевела ироничную рефлексию немецких провокаторов на беспрецедентно новый уровень, а совершенно шедевральный клип это впечатление закрепил. Вслед за ним вышли другие безусловные хиты с такими же яркими видео, набитыми всевозможными отсылками — Radio и Auslaender.

Седьмая полноформатная пластинка берлинцев отличается похвальным стилистическим разнообразием — от типичного индастриал-метала Zeig Dich с саркастичным антиклерикальным выпадом до небывало мрачной и надрывной даже для Rammstein вещи Puppe.

В принципе, один из явных претендентов на альбом года, даже несмотря на то, что ближе к концу — вполне традиционно, увы — несколько теряет в энергетике.

Наша рецензия.

Lindemann — F & M

Фронтмен Rammstein провёл очень насыщенный 2019-й: наряду с долгожданной пластинкой основного коллектива Линдеманна, свежим релизом отметился и его сайд-проект.

F & M стал для Lindemann вторым LP, и c 2015-го, когда вышел Skills in Pills, изменилось многое. Тиль и его соратник — лидер Pain и Hypocrisy Петер Тэгтгрен, отвечающий за всю музыкальную составляющую группы, провели продуктивную работу над ошибками, сделав звучание сочнее, а концепцию — интереснее.

Первое, что обращает на себя внимание — Тилль перешёл с языка глобализации на родной немецкий, благодаря чему Lindemann обрёл присущую Rammstein брутальность, эпичность и аутентичность.

Значительно более хулиганский и насмешливый, чем всё раммштайновское творчество, F & M сохраняет мгновенную узнаваемость для поклонников обоих создателей проекта, а для них других рекомендаций не нужно.

Наша рецензия.

Oomph! — Ritual

Между тем, ещё одни представители колоритного поджанра, поднимавшие «новую немецкую тяжесть» ещё до того, как Тиль Линдеманн и компания задумали своего первенца — Herzeleid, разродились бронебойным альбомом, 13-м в своей достойнейшей дискографии.

Вышедший в самом начале 2019-го, то есть почти на полгода раньше Rammstein, Ritual забавным образом перекликается с работами более коммерчески успешных последователей. Причём — не только последней. Здесь вам и цитирование строчек гимна ГДР, и преувеличенно патетичные обращения к истории и религии, и вновь актуальный ядовитый евроскептицизм, и маршеподобные риффы, в которых невозможно не расслышать Links 2-3-4, а где и такие плевки в общественную конъюнктуру, на которые решились бы разве что Laibach.

Впрочем, как уже было сказано, Oomph! имеют свою самодостаточную и славную историю и обладают достаточно оригинальным звуком, чтобы ни с кем их не спутать. Ritual — не исключение.

Laibach — Party Songs (EP)

Кстати, о Laibach. Легендарные словенцы после выпуска фундаментального постмодернистского переосмысления классического мюзикла «Звуки музыки» (2018) на лаврах не почивали и продолжили активную деятельность, продолжая делиться материалом, накопленным во время поездки в Северную Корею.

В минувшем году свет увидел сингл So Long, Farewell. Эту песню мы уже слышали в The Sound of Music, зато на второй стороне можно обнаружить прекрасную и величественную версию северокорейской We Will Go To Mount Paektu. Клип на неё публиковался ещё до релиза LP, однако в сам альбом она отчего-то не вошла. И вот, наконец, официально увидела свет.

Чучхейскую тему продолжила ипишка Party Songs, искрящаяся фирменным юмором Laibach уже в названии. Релиз состоит из шести треков, три из которых — концертные записи исторического выступления коллектива в КНДР. Помимо этого — снова песня о горе Пэктусан и две версии оригинальной вещи, созданной на основе северокорейской патриотической оперы и песни словенского югославского поэта Матея Бора.

Это, конечно, не полноценный альбом, но в случае с Laibach интересно почти всё.

Swans — Leaving Meaning

Титан американской экспериментальной сцены — суровый седовласый ковбой-эзотерик Майкл Джира — к счастью, всё-таки отказался от роспуска главного творческого объединения всей своей долгой и продуктивной карьеры. Однако эти Swans — не те, которые неистово бомбили столбеневшую публику многочасовыми комбинациями лютого индустриального метала с монотонным шаманским пост-роком.

Leaving Meaning — вещь в основном акустическая, преимущественно негромкая, порой разбавленная ангельскими девичьими бэк-вокалами и гораздо более дружелюбная. Другое дело, что системообразующий «лебединый» метод изменений не претерпел: музыка группы всё так же нацелена на расширение сознания, скрупулёзное исследование самых тёмных подсознательных закоулков и сильнейшее духовное воздействие.

Соответственно, не стоит включать этот диск без готовности сразу же оказаться в эпицентре бесконечного гипнотического водоворота. Да и первобытную трансцендентальную жуть Джира по-прежнему нагнетает с большой охотой: несколько здешних композиций абсолютно беспощадны.

Наша рецензия.

Nick Cave & The Bad Seeds — Ghosteen

Очередной альбом Ника Кейва раскрывается далеко не с первого прослушивания, но это не мешает ему быть одним из лучших и наиболее цельных в дискографии австралийца. Причём с точки зрения как поэтического костяка (такой концентрации безупречно написанных и при этом стилистически разнообразных стихов прославленный автор-исполнитель не выдавал с незапамятных времён), так и подачи.

Важно понимать, что Ghosteen — финал трилогии, которая открылась тревожной пластинкой-предчувствием Push The Sky Away, продолжилась погребальной Skeleton Tree — болезненной констатацией жуткой семейной трагедии Кейва, а теперь вот завершилась. Подытожилась не то чтобы вспышкой света — но хотя бы переосмыслением случившегося и выходом из кромешного мрака.

Отсюда — тон хоть и минорный, а всё-таки спокойный. Плюс музыка: воздушный дрон-эмбиент Уоррена Эллиса неторопливо окутывает задумчивые сюрреалистические речитативы человека, пережившего свой персональный апокалипсис, постаревшего, помудревшего — и затем вдруг нашедшего в великой печали великую красоту.

Наша рецензия.

Леонард Коэн — Thanks for the Dance

Кстати о печали и красоте: настоящим подарком для всего прогрессивного человечества стал посмертный LP Леонарда Коэна. Не какая-нибудь там дежурная сбойка из завалявшихся в чулане би-сайдов и ранее неизданного проходняка, а полноценное новое произведение, составленное из нескольких текстов, которые легендарный канадский бард успел начитать незадолго до своего ухода.

Юмор — от едкого сарказма до добродушной иронии, мучительное самокопание, фирменный стоицизм, любовь и смерть, простые слова и сложные контексты, упоминание Христа и Маркса в одной фразе… Всё это — типичный Коэн, чей хрипловатый низкочастотный баритон ныне звучит как будто прямиком с того света. Придавая отдельно взятым лаконичным и ёмким фразам дополнительные значения.

И как тут не вспомнить, что монреальскому старцу всегда приписывали «посредничество» в коммуникациях его слушателей с высшим разумом. В этом смысле Thanks for the Dance — явление едва ли не мистическое. А в смысле сугубо сонграйтерском — просто замечательное.

Лана Дель Рей — Norman F***g Rockwell

Составить примерное впечатление о новом достижении экстравагантной американской звезды можно хотя бы по паре великолепных синглов — десятиминутной Venice Bitch, зазывающей нас в увлекательный калейдоскопический гуд-трип по Калифорнии шестидесятых в компании призраков, и Mariners Apartment Complex — современному подходу к стандартам психоделического фолка.

Но и остальные песни, мягко говоря, не подкачали. Дель Рей снова нашла идеальный баланс между хитовыми мелодиями, ретро-эстетикой, акцентированной женственностью и необычным для поп-музыки звуком — то мрачноватым сёрф-рокерским, то вязким трип-хоповым, то каким-нибудь ещё. А бонусом у неё, как обычно, многословные тексты, которые складываются в настоящую энциклопедию американской мечты.

Отсылки ко всеми забытым шлягерам, кавер на Doin’ Time культовых Sublime, цитаты из Сильвии Платт и всё того же Леонарда Коэна, игривые интонации — и много ностальгии по растворившейся в вечности золотой эпохе. Постмодерн? Скорее, машина времени.

Наша рецензия.

Heilung — Futha

Культовый в определённых кругах коллектив, объединяющий музыкантов из Германии, Дании и Норвегии, славен не только потрясающими театрализованными действами (кто хоть раз был на их концерте — поймёт без лишних описаний).

Их музыка, вдохновлённая германо-скандинавской мифологией, — не просто дополнение к ярким мрачноватым шоу, но вполне самодостаточное искусство. Как и норвежские коллеги Wardruna, Heilung не пытаются сделать невозможное — реконструировать музыку германского средневековья, но находят свой путь к корням, опираясь на принцип: «Чтобы создавать аутентичную музыку, нужно быть аутентичной личностью».

Futha, одновременно суровая и медитативная, — великолепное подтверждение действенности озвученной формулы.

Игги Поп — Free

Отрадно напомнил о себе и мощный старик Игги Поп. Артист, свободный от каких бы то ни было рамок или условностей, будь они внешними или внутренними. Очевидно, этому прекрасному состоянию и посвящён его мини-альбом с соответствующим названием. Весьма занятный — и крайне (вплоть до лёгкого беспорядка) эклектичный. В чём, разумеется, хорошо видна концептуальная задумка.

Дедушка панк-рока то привычно для последних лет даёт горемычного пост-панка, то меланхолично дурачится в Sonali — трогательном привете Дэвиду Боуи, то воет и лает под лязг и грохот так, словно ему нужно заново прикончить шестидесятые, то вообще начинает с выражением читать стихи на манер своего любимого Уолта Уитмена под тихий полуночный дарк-джаз.

Набор, прямо скажем, без явных шедевров — однако бодростью, адекватностью и жизненной энергией его создателя невозможно не восхищаться. К тому же, кто ещё мрачновато-ехидно переиначит преамбулу к американской конституции — если это не сделает Игги?

«Пикник» — «В руках великана»

Музыкальные группы, имеющие уникальное свойство не меняться на протяжении десятилетий и при этом не надоедать, можно пересчитать по пальцам одной руки. Тем ценнее, что одна из них — отечественная. Да, нестареющий Эдмунд Шклярский со товарищи не записали ничего принципиально нового. Но кого это вообще волнует в условиях, когда явных аналогов у «Пикника» просто нет?

На месте — все визитные карточки. Приятные аранжировки — в том числе с использованием нестандартных инструментов. Аккуратные вкрапления блюза, готики, этнических мотивов и арт-рока. Достаточное количество быстро запоминающихся симпатичных мелодий. Красочные стихи, в которых мини-истории о чьих-то жизнях неизменно переплетаются с философским мистицизмом.

Ну и — куда же без него — мелахноличный, чуть надтреснутый (опять же — уникальный) вокал фронтмена, складывающий всё перечисленное в единое целое. А лучше всего песни петербургского ВИА по-прежнему характеризует несколько заезженное слово «атмосфера».

Петля Пристрастия — «Гул»

Минский проект, который в своё время можно было воспринимать лишь как любопытный (но сыроватый и, в общем, совсем не обязательный) довесок к уникальной «Кассиопее», эволюционировал год за годом. И таким образом проделал путь от просто добротного пост-панкового квартета до одного из интереснейших рок-коллективов русскоязычного музыкального пространства.

«Гул» с первых секунд цепляет классно придуманным звуком: нервной упругой ритм-секцией и резкими риффами, пробивающимися сквозь стену колючего гитарного шума. А в процессе дальнейшего знакомства неоднократно удивляет то неожиданными перескоками от буйной агрессии к холодной отстранённости, то переходами от многослойного жужжания к коматозным абстракциям.

Сочетается же всё это с берущими за душу протяжными надсадными распевами фронтмена «Петли» Ильи Черепко-Самохвалова, чьи причудливые тексты — посвящённые отчаянным поискам метафизических вызовов посреди хтонического бытового пьянства и других проявлений слабости — никогда ещё не были так хороши.

«Биртман» — «Подбухну»

Ироничный и разбитной коллектив выдал новую порцию остроумных песен, одновременно пародирующих представительную советскую эстраду, бородатых бардов в заношенных свитерах и блатной «шансон», умело комбинируя это с новомодными мемами.

По-доброму посмеиваясь над наивными формами прошлого, «Биртман» продолжает парадоксальным образом отражать их сердечную теплоту, а такого эффекта в наше время может добиться редкий постмодернист.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply