Почему споры вокруг событий августа 1991-го не стихают спустя 30 лет

Почти все, кто был в центре событий 18-22 августа 1991 года — ровно 30 лет назад, — оставили свидетельства, исповеди, книги. Для кого-то из них это был путч, переворот, предательство и измена, для других — попытка сохранить страну, которой они служили. Оценки истории будут меняться год от года. А у нас, у каждого — своя позиция, и мало кто готов ее менять.

Так что же делать? Ответ — опираться в драме августа 1991 года только на факты. На первых ролях в ней было все высшее руководство СССР и РСФСР. И еще — народ.

В этот раз он не безмолвствовал.

7-19 августа. Завязка драмы

В 1989-1991 годах набирал силу распад СССР, с «парадом суверенитетов», с резким ослаблением «центра» и вертикалей, при нарастании кризиса в экономике и хаотическом демонтаже административной системы хозяйства. Вместо эволюции — война идей, характеров, амбиций и институтов за власть.

4 августа 1991 года президент СССР М. Горбачев убывает на отдых в Форос (Крым).

С 7 августа КГБ ведется «проработка варианта ввода чрезвычайного положения»1.

15 августа «Правда» публикует согласованный проект Союзного договора (за Союзом — оборона, безопасность, госграница, внешняя политика, единая экономическая политика, союзный бюджет, союзные органы власти — Верховный Совет, президент, кабинет министров и др.). В нем — отклонения от итогов референдума о существовании СССР (76% голосовавших, 113,5 млн чел. за сохранение СССР). Этот проект не выражает в полной мере «волю советского народа», заявляет председатель Верховного Совета СССР А. Лукьянов2.

На 20 августа назначен первый этап подписания Союзного договора (6 республик)3. Еще чуть-чуть — и изменения Союза ССР станут необратимыми.

В ответ события набирают скорость.

17 августа на конспиративном объекте КГБ в Москве разрабатывается «план захвата власти»4. По другой версии, ни о каком плане не шла речь, обсуждалась «обстановка в стране» и «что делать»5.

18 августа к М. Горбачеву в Форос неожиданно прилетает делегация из Москвы: вы с нами или нет? Ответ — нет. Как следствие, в тот же день М. Горбачев отстранен от власти.

18 августа издан указ вице-президента СССР Г. Янаева: «В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем своих обязанностей президента СССР вступил в исполнение обязанностей президента СССР с 19 августа 1991 года». В указе — неправда. Никакой «невозможности по состоянию здоровья» нет, это доказано. Сама формула содержит угрозу жизни Горбачева. Эта угроза им воспринята в полной мере6. Горбачев лишен связи и изолирован под усиленной охраной в Форосе.

В тот же день, 18 августа, создан ГКЧП (Госкомитет по чрезвычайному положению). Конституцией не предусмотрен. В нем 8 человек, включая вице-президента СССР, премьер-министра, министров обороны, внутренних дел, председателя КГБ СССР7.

19 августа ГКЧП установил главенство законов и решений органов власти СССР над республиканскими и региональными, приостановлена деятельность партий, расформировываются структуры власти и управления, противоречащие законам СССР, запрещены митинги, шествия и забастовки8, в Москве введено чрезвычайное положение9, закрываются все газеты, кроме 9 центральных; берется под контроль телевидение и радио10.

В тот же день, 19 августа, с 7.00 в Москву вводятся войска. «Было привлечено из двух дивизий 3806 человек и около двух тысяч от ВДВ»11 плюс сотни единиц боевой техники (362 танка, 140 БМП, 148 БТР)12. Все войска СССР приведены в повышенную боевую готовность.

Такова завязка драмы.

Колонны военной техники на московском проспекте Калинина. Фото: РИА Новости

18-22 августа. Три трактовки

Каждое событие 18-22 августа впоследствии имело двойную или даже тройную трактовку в зависимости от того, кто ее создавал — М. Горбачев, Б. Ельцин, те, кто находился в их круге, или же обвиняемые по делу ГКЧП, закончившемуся в 1994 года амнистией и оправданием по суду В. Варенникова.

М. Горбачев: «Путчисты предприняли попытку вернуть страну к тоталитаризму»13. Это путч, государственный переворот14. «На обмане совершен антиконституционный переворот. Законный президент страны отстранен от исполнения своих обязанностей… Дача в Крыму, где я нахожусь… окружена войсками, и я нахожусь под арестом… Я лишен всякой связи, контактов с внешним миром». Это из заявления М. Горбачева в ночь с 19 на 20 августа 1991 года15.

Возвращение Президента СССР М.С. Горбачева в Москву из Фороса. 22 августа 1991 года. Фото: РИА Новости

Та же позиция у Б. Ельцина: антиконституционный, «государственный переворот, являющийся не чем иным, как государственным преступлением»16.

У обвиняемых по делу ГКЧП — другое зрение.

«Что это за «государственный переворот», который направлен на защиту, а не на свержение конституционного строя, на укрепление законной власти, на сохранение целостности государства?.. Это был не «государственный переворот», не «заговор», а отчаянная попытка спасти закрепленный Конституцией СССР общественный строй»17.

«Никакого заточения Горбачева на даче в Форосе не было»18.

«Измена президенту — пожалуй, да, имеет место. Но Родину свою я не предавал»19.

«Мы были вместе с народом… заговора не было»20.

«Наш комитет не был предусмотрен союзной Конституцией. И тем не менее его создание было последним и… единственным способом для спасения и самой Конституции, и государства, в котором она была принята»21.

«Если ГКЧП и его решения рассматривать в отрыве от складывающейся в стране ситуации, их можно условно… назвать не совсем конституционными… Однако фактически ГКЧП действовал не от своего имени, а от имени народа, который выразил свою волю на референдуме о необходимости сохранения Союза»22.

«Второй этап… 19 и 20 августа 1991 года… был вспышкой — выступлением руководителей высшего эшелона… против разлома государства»23.

Есть и третья точка зрения. Еще до суда были опубликованы документы следствия (так делать нельзя). Письмо от 25 августа 1991 года: «Уважаемый Михаил Сергеевич! Огромное чувство стыда — тяжелого, давящего, неотступного — терзает постоянно… Когда Вы были вне связи, я думал, как тяжело Вам… семье, и сам от этого приходил в ужас, в отчаяние. Какая все-таки жестокая штука эта политика! Будь она неладна… С глубоким уважением и надеждами, В. Крючков»24.

Его же письмо Бакатину от 24 августа 1991 года: «Обращаюсь со словами глубокого раскаяния и безмерного переживания по поводу трагических августовских событий в нашей стране и той роли, которую я сыграл в этом. Какими бы намерениями ни руководствовались организаторы государственного переворота, они совершили преступление»25.

И он же, бывший председатель КГБ СССР В. Крючков, 10 лет спустя: «Горбачев окончательно саморазоблачается как безусловный предатель тех многих миллионов людей, которые шли за ним…»26

Пресс-конференция членов ГКЧП. Слева направо: А.И. Тизяков, В.А. Стародубцев, Б.К.Пуго, Г.И. Янаев, О.Д.Бакланов. Фото: РИА Новости

19-22 августа. Гэкачеписты

Любые исторические имена вхожи к нам в дом. Мы часто говорим о них, как о членах семьи. Нам важно понять, что они за люди. Насколько можно доверять их суждениям? Они искренни или же были вынуждены обстоятельствами? Нам стоит разделять их идеи? Они думают именно так? Эти люди глубоко влияют на общество и на наши судьбы.

Но какая же двойственность зрения!

Вот трагические записи Д. Язова. «23.08.91… Всему конец, имею в виду собственную жизнь. Утром снял мундир Маршала Советского Союза. Поделом! Так и надо. Чего добивался? Прослужив 50 лет, я не отличил от политической проститутки себя — солдата, прошедшего войну… 24.08.91. Слушаю в одиночной камере радио о событиях 19-го, 20-го, 21-го в Москве. Понял, как я был далек от народа… Мнение о развале государства, о нищете — я полагал, что это разделяет народ. Нет, народ не принял Обращения. Народ политизирован, почувствовал свободу, а мы полагали совершенно обратное. Я стал игрушкой в руках политиканов!»27

И он же о народе спустя 10 лет: «Никто ведь не знал, как народ будет реагировать. Лужков с Поповым завозили к Белому дому водку. И если сначала там было тысячи две человек, то к вечеру стало тысяч семьдесят. Многие просто перепились»28. «Там пьяные: кто палкой стал бить, кто палатку набросил, чтобы ничего не видно было. Три человека погибли»29.

Члены ГКЧП — это те, кто прошел 1941-1945 годы. Солдаты и дети войны, хлебнувшие горя, — они не смогли переступить через память о страшной войне, не смогли пролить «кровь своих». За это им — поклон, что бы они ни делали и что бы ни говорили потом.

Д. Язов — доброволец, взводный, ротный, на фронте с 1942 года. «ГКЧП обвиняют в нерешительности… Но я… не мог быть Пиночетом…»30 «Мы не собирались брать Белый дом, даже свет и телефоны там не отключили»31. «Мы не собирались никого убивать»32. «Все делали для того, чтобы была гражданская война. А я взял и вывел войска»33. «У здания Верховного Совета РСФСР собралось около 70 тысяч человек, поэтому вопрос о разгоне толпы даже не обсуждался на совещании ГКЧП… Это было похоже на ситуацию, когда пытаются зажечь спичку перед пороховой бочкой»34.

Митинг в поддержку демократии слушает российского Президента Б.Н.Ельцина. 20 августа 1991 года. Фото: ТАСС

18-22 августа. Народ

Главное действующее лицо в августовской драме — народ. Он не безмолвствовал. От 50 до 100 тысяч человек решили — сами для себя — принять риски штурма Белого дома, риски смерти.

В ночь с 19 на 20 августа, 1.00 — на площади перед Белым домом 15-20 тысяч москвичей35.

В следующую ночь, с 20 на 21 августа, в 2.15, когда все ждали штурма — вокруг Белого дома «около 50 тысяч человек. Еще десятки тысяч находятся на дальних подступах к Краснопресненской набережной»36.

«К вечеру на площади перед зданием Верховного Совета России стояло от 50 до 100 тысяч человек»37.

Только благодаря этим тысячам не пролилась большая кровь. Этот факт очевиден.

В 3.42 ночи 21 августа РИА сообщило: «Войска уходят из города».

«Стойте! Вы не будете стрелять!» Фото: РИА Новости

23 февраля 1994 года. Амнистия

А что было дальше? Перехват власти у ГКЧП, аресты, 35 тыс. страниц уголовного дела38. «Просидел в Матросской Тишине 498 дней и ночей. Тюрьма — это жизнь в себе. Границы свободы становятся безразличными. 28 шагов в снежном обледенелом дворе…»39

Суды, амнистия, а за ними вдруг — полоса признания.

В. Стародубцев — депутат Госдумы, 8 лет — губернатор Тульской области.

А. Лукьянов и В. Варенников — многолетние депутаты Госдумы. «Жизненный путь В. Крючкова является примером беззаветного служения своему Отечеству» (ФСБ РФ, 06.11.2007).

Удивительно? Нет, люди ГКЧП — плоть от плоти народной. Они из деревень, из маленьких городков, из рабоче-крестьянских семей. То, что с ними произошло «потом», отражает изменения в сознании народа. После тяжелейших 1990-х многие думают так же, как они.

Что случилось бы, если бы ГКЧП победил? Гражданская война? Новая Югославия в стране с ядерным оружием? Приступ тоталитаризма с попыткой возродить административно-командную систему? Какой бы сегодня была наша страна?

Можно только строить догадки…

«Мы не будем стрелять!» Фото: РИА Новости

Август 2021 года: послесловие

Люди ГКЧП отрицали либеральную демократию. Вся их жизнь прошла в «холодной войне». Для них счастьем было могущество СССР. Каким мог быть результат? Видимо, авторитаризм. Насколько жесткий? Мы не знаем. Они объективно двигались к Сталину.

В. Варенников: «Кто из царей… и вождей… сделал реально (физически, материально и духовно) больше всего для блага нашего Отечества, чем Сталин? Никто!»40

Г. Янаев: «Были репрессии, но были и нешуточные основания для них».

Но это был бы, по ощущению, лишь временный результат. Распад СССР с высокой вероятностью продолжился бы. Сверхцентрализованные государства могут вначале делать резкие рывки. Но вся человеческая история, весь опыт исследования больших систем показывает, что такие сверхжесткие структуры неустойчивы и в них годами накапливаются ошибки и процветает негативный человеческий отбор. Каждое следующее поколение лидеров и элиты хуже и мельче предыдущего. В таких командных системах слишком мало свободы, поиска, инноваций, слишком замедленна динамика после взрыва энергии в первые годы. Все ниже совместность и энергетика людей, одно поколение за другим.

«Пережать» общество — такая же тяжелая ошибка, как и ввергнуть его в хаос, в анархию. Распад СССР хорошо показывает это. Есть золотая середина между личной свободой и необходимостью, между частным и общим, и когда она нарушается в ту или другую сторону — общество, государство неизбежно проигрывают в конкуренции.

Многие сегодня будут не согласны с этой позицией. Для них СССР — символ порядка, могущества и ясности. Что ж, мы все — разные. Каждый имеет право на свою точку зрения. Но есть еще один факт: всемирная история, социальный дарвинизм отбирают только те общества, которые способны лучше выживать. Они не обращают внимания на то, что думает каждый из нас. Они поддерживают или выбраковывают целые страны. И только история, может быть, через 80-100 лет, рассудит, чем стал для нас буйный август 1991 года.

Похороны москвичей Дмитрия Комаря, Ильи Кричевского и Владимира Усова, погибших в ночь на 21 августа 1991 года. Фото: РИА Новости

1. Язов Д. Август 1991. Где была армия. М.: Эксмо, 2011. С. 16.

2. Заявление Председателя Верховного Совета СССР Лукьянова А. от 16.08.1991.

3. Горбачев М. Августовский путч (причины и следствия). М.: Новости, 1991. С. 9.

4. «Постановление о привлечении в качестве обвиняемого». Язов Д. Цит. соч. С. 60.

5. Варенников В. Дело ГКЧП. М.: Алгоритм, ЭКСМО, 2010. С. 244.

6Горбачев М. Цит. соч. С.16-18, 91 (Заключение врача от 19.08.1991).

7. Заявление Советского руководства от 18.08.1991 / Правда, 20.08.1991.

8. Постановление N 1 ГКЧП от 19.08.1991.

9. Указ и.о. Президента СССР Г. Янаева от 19.08.1991.

10. Постановления N 2-3 ГКЧП от 19.08.1991.

11. Варенников В. Цит. соч. С. 121.

12. Степанков В., Лисов Е. Кремлевский заговор. Версия следствия. М.: «Огонек», ОГИЗ, 1992. С. 109.

13. Горбачев М. Цит. соч. С. 6.

14. Там же. С. 27.

15. Там же. С. 92.

16. Указ Президента РСФСР от 19.08.1991 N 59.

17. Лукьянов А. Август 91-го. А был ли заговор? М.: Алгоритм, ЭКСМО, 2010. С. 56-57.

18. Там же. С. 52

19. Язов Д. Цит. соч. С. 11.

20. Там же. С. 20.

21. Янаев Г. ГКЧП против Горбачева. Последний бой за СССР. М.: Алгоритм, ЭКСМО, 2010. С. 58.

22. Варенников В. Цит. соч. С. 135.

23. Там же. С. 188.

24. Степанков В., Лисов Е. Цит. соч. С. 258.

25. Там же. С. 259.

26. Крючков В. Личное дело. М.: ЭКСМО, Алгоритм — Книга, 2003. С. 6.

27. Степанков В., Лисов Е. Цит. соч. С. 261.

28. Язов Д. Цит. соч. С. 235.

29. Язов Д. Интервью «Деловому Петербургу», 19.11.2011. См.: https://www.dp.ru/a/2011/08/19/CHlen_GKCHP_Dmitrij_JAzov.

30. Язов Д. Цит. соч. С. 234.

31. Там же. С. 235.

32. Язов Д. Цит. интервью «Деловому Петербургу».

33. Язов Д. Там же.

34. Язов Д. Цит. соч. С. 21.

35. Российская газета, 23.08.1991. См.: https://rg.ru/1991/08/23/hronika.html.

36. Там же.

37. Степанков В., Лисов Е. Цит. соч. С. 172.

38. Лукьянов А. Цит. соч. С. 57.

39. Язов Д. Цит. соч. С. 160-161.

40. Варенников В. Цит. соч. С. 333-334.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply