Политическая система Великобритании расшатана «брекзитом» как никогда

События создают факты. Факты меняют сознание людей. То, что казалось невозможным вчера, становится реальностью сегодня. И к ней приспосабливаются, привыкают и начинают считать новой обыденностью.

«Брекзит» — событие, которому позволили случиться, и джина в бутылку уже не загнать. «Брекзит» потряс ЕС, когда стали известны результаты соответствующего референдума в Британии в июне 2016 года. Справедливости ради надо сказать, что за него проголосовали менее 52% населения Британии, то есть очень небольшое большинство. Но фактом остается и то, что «меньшинство» в 48% фактически смирилось с волей второй половины общества.

Одно дело рутинно обвинять Россию в действиях по расколу Запада, а другое — получить удар в спину от одного из столпов западного либерализма и олицетворения англосаксонского мира. Поначалу были попытки перенести на британскую почву изобретение Демократической партии США — «вмешательство России» для делегитимизации результатов президентских выборов. Но если за океаном это работало на компанию по изгнанию внесистемника Трампа, то в Британии кривотолки быстро прекратились. Ведь в противном случае надо было назвать главными бенефициарами «вмешательства» и российскими шпионами представителей системного истеблишмента — Т. Мэй, Б. Джонсона и большую часть Консервативной партии вместе с Партией независимости Соединенного Королевства во главе с Н. Фаражем впридачу. Последнему, кстати, пытались вменить «российский след».

Решение выйти из ЕС такой стране, как Британия, поколебало весь фундамент западноевропейской интеграции и более того — западную картину мира. Эта интеграция всегда рассматривалась как бесповоротный и нескончаемый процесс, превратившийся в своего рода светскую религию, священную корову, неприкасаемый принцип. На идее о том, что Евросоюз является воплощением лучших достижений человечества и членство в нем счастье для любой страны, зиждилась вся философия «европейской мечты». Считалось, что, опираясь на нее, ЕС станет в XXI веке новым глобальным лидером, затмив «мечту американскую».

В свое время Евросоюз пережил кошмар греческого кризиса, когда Афины были в шаге от выхода из еврозоны и последующего возможного изгнания из самого Союза. Но если бы это даже случилось, то приняло бы характер показательной порки, наказания преступника со всей суровостью закона. «Брекзит» же стал феноменом иной природы с учетом роли и значения Британии в западной системе координат, включая ее экономический, политический, военный и идеологический вес. Причем стенобитной машиной британских евроскептиков для пролома бреши изнутри для побега из ЕС стали не столько соображения какой-либо материальной выгоды «брекзита», сколько идеология британской особости, величия, исторического комплекса превосходства над континентальными соседями и их интеграционным проектами. А это на порядок усилило болезненность событий для сторонников евроинтеграции, так как наносило удар в первую очередь не по ее «телу» — экономике, а в сердце — по системе ценностей.

Все хитросплетения английского самосознания порождают причудливые превратные представления о некоем особом пути бывшей империи, о «глобальной Британии», которая освобождается от оков Евросоюза

Верно и то, что современные англичане не меньше страдают от комплекса неполноценности, признаками которого стали боязнь притока «чужаков» в виде свободы передвижения в ЕС или стремление возродить «особые отношения» с США, что на деле означает попасть в еще большую зависимость от них на правах младшего партнера. Все эти хитросплетения английского самосознания порождают причудливые превратные представления о некоем особом пути бывшей империи, о «глобальной Британии», которая освобождается от оков Евросоюза в порыве к свободе.

В 2016 году «брекзит» начинался как драма с уходом в отставку политически оглушенного Кэмерона, с приходом ему на смену Мэй, началом мучительных переговоров между Лондоном и Брюсселем об условиях «развода». Чем дальше, тем краски сгущались; драма перерастала в трагедию. Сроки «брекзита» переносились уже трижды, теперь — до конца января 2020-го. Британская «неписаная конституция» трещит по швам. Новый премьер Б. Джонсон вступил в лобовое противостояние с парламентом, был им несколько раз политически унижен, ввел в заблуждение саму королеву, десятками выгонял из рядов тори однопартийцев в условиях своего же правительства меньшинства. Драма переросла в трагикомедию. Теперь в декабре страну ждут досрочные выборы с неясным исходом. И это все до того, как Лондон и Брюссель приступят к другим и, вероятно, еще более сложным переговорам о новом формате взаимоотношений после «развода».

Несмотря на всю опасность проблемы «брекзита» для ЕС и самой Британии, нескончаемость «мерлезонского балета» привела к ее рутинизации, усталости от нее всего европейского общества. «Пусть это закончится чем угодно, но закончится» — такой сегодня главный рефрен обывательских рассуждений. В результате же всего действа политическая система Британии расшатана как никогда, основательно подорвано доверие между Лондоном и Брюсселем. Под вопросом территориальная целостность королевства из-за стремления Эдинбурга не подчиниться англичанам, которые против воли шотландцев вытаскивают их из ЕС. В этой ситуации антироссийские рефлексы еще долго будут давать о себе знать. Предлагаю относиться к этому снисходительно.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply