Сап-райдер из Приморья повторил экспедицию адмирала Невельского

Спортсмен из Владивостока Максим Харченко, который известен тем, что штурмует моря на сап-борде — трехметровой доске, вернулся из очередной одиночной экспедиции. За 46 дней он прошел около 500 километров по пути команды адмирала Геннадия Невельского. В немалой степени благодаря ее исследованиям и настойчивости самого адмирала дальневосточные территории отошли России.

Свидетель времен

Это была вторая экспедиция, во время которой спортсмен целенаправленно двигался по следам русских первооткрывателей. В 2019-м за 72 дня Харченко пре­одолел тысячу километров, финишировав на Сахалине (об этом «РГ — Неделя» рассказывала в номере от 4 декабря 2019 года). Нынешний поход обещал быть легче — большая часть пути пролегала по озерам и реке Амур, где не бывает сильных штормов.

Сап-райдер стартовал в заливе Де-Кастри. Там на скале он хотел увидеть надпись, сделанную в конце XVIII века экспедицией Лаперуза. В 1852 году Невельской отправил на ее поиски мичмана Николая Чихачева, который с задачей справился, подтвердив: русские моряки нашли место, открытое французским мореплавателем.

— Я обошел весь залив, но как геолог понимал: за прошедшие столетия ветер стер надпись со скалы, состоящей из непрочной вулканической породы. Так и оказалось, — рассказывает Максим.

Дальше его ждала бухта Табо. В своей книге Невельской пишет, что высадившийся там Чихачев вышел к ручью, где встретил аборигенов. Они рассказали, что по просеке перетаскивают свои лодки из Татарского пролива к озеру Кизи, а затем к Амуру — это самый короткий путь между морем и рекой.

На берегу Максим Харченко сразу заметил гранитную глыбу, заваленную мусором. На боку ее виднелись цифры: 1, 8, 5.

— Присмотревшись, я увидел, что цифр четыре. 1853 — знаковый год, когда генерал-губернатор Восточной Сибири граф Николай Муравьев поручил Невельскому расставить на Сахалине посты и первое российское парусное судно «Байкал» отправилось в Татарский пролив. Я убрал руками все, что шторм набросал вокруг камня и наконец увидел слово «Де-Кастри», а еще парусник с тремя мачтами. Кто выбил эту надпись? Возможно, в бухте во время шторма укрывалось одно из судов, так моряки оставили о себе память, — предполагает Максим Харченко.

У моряков команды Невельского 300-километровый путь занял девять дней. Максим рассчитывал уложиться в такое же время

Есть и другая версия — надпись могли сделать уже в советское время. Но в это Максим не хочет верить.

Глава администрации поселка Де-Кастри Сергей Георгиевский познакомил его с женщиной, чье детство прошло в тех краях, — 70 лет назад в Табо располагался рыболовецкий колхоз. Она вспомнила, как играла с ребятами у большого камня, как случился пожар, после которого мусор сгребали бульдозерами, и глыба пропала. Максим предполагает, что она могла скатиться в море, которое позже вернуло монолит.

Местные власти планируют установить его в поселке Де-Кастри. А на месте просеки теперь дорога.

Свой Мачу-Пикчу

Дальше путь Максима лежал по озерам Кизи.

— Одна из ночевок была вот здесь, — показывает он точку на карте, обозначенную Невельским как камень лейтенанта Бошняка.

Николай Бошняк в 1852 году обследовал низовья Амура, бассейн реки Амгунь, открыл Буреинский хребет, озера Чукчагирское и Эворон. В марте 1853 года, одолев на шлюпке все западное побережье Татарского пролива, вышел в гавань Хаджи, которая теперь называется Советской.

Гуляя по небольшому острову, Максим увидел странного цвета камушек, который на поверку оказался глиняным черепком.

— Я сразу понял, что нахожусь на древнем городище. Это логично — здесь сходились пути рыбаков и охотников, которые шли из Татарского пролива на Амур и обратно. Река постоянно подмывает остров, так что тысячелетия назад он был больше, выше и подходил для таких целей, — рассуждает Харченко.

Последнее наводнение смыло слой почвы, обнажив древние артефакты — прямо под ногами Максим нашел несколько чашек и фрагменты керамики.

— Всегда завидовал тому, кто нашел древний город в Перу. А теперь у меня есть свой небольшой Мачу-Пикчу, — шутит сап-райдер.

Никаких раскопок на камне Бошняка до сих не было, но Российское географическое общество, под флагом Приморского краевого отделения которого проводит экспедиции Харченко, хочет включить объект в реестр археологических памятников.

С Невельским наперегонки

У моряков команды Невельского 300-километровый путь, который собирался повторить спорт­смен по Амуру, в свое время занял девять дней. Максим рассчитывал уложиться в такое же время. Но как только встал на сап, увидел: при встречном ветре попутное течение не помощник — надо грести изо всех сил. Несколько часов такой гонки — и он падал от усталости, понимая, что прошел совсем немного. Как команде Невельского удалось преодолеть путь так быстро? Возможно, они шли круглосуточно, а гребцы, набранные из аборигенов, сменяли друг друга.

По ночам экстремала навещали медведи, обнюхивали палатку, проверяли на прочность сап — после одного такого визита осталась длинная царапина. Хищники не боялись ни громких звуков, ни фальшфейеров. Максим был измотан — после тяжелой физической нагрузки днем ночью он не мог восстановиться.

— Возле села Богородское я хотел прекратить экспедицию. Во многих фильмах есть момент, когда обиженный герой начинает вооружаться. Так и я пришел в единственный местный магазин, где продаются товары для охотников и рыболовов, и попросил «что-нибудь от медведей», — рассказывает Харченко.

Продавец предложил устройство «сигнал охотника», но, как выяснилось позже, медведи его тоже не боялись. Максим все-таки решил идти дальше, в том числе благодаря поддержке людей, которые по всему пути помогали ему чем могли. Многие, завидев его утлое суденышко, кричали: «Идешь по следам Невельского?». Это значило, что он делает нужное дело.

Финишировать Харченко хотел там, где когда-то стояло Петровское зимовье, принадлежавшее российско-американской компании. Оттуда отправлялись в экспедиции моряки Невельского. Но для этого надо было пересечь канал в заливе Счастья. Понаблюдав мощнейшие приливы и отливы, Максим не стал рисковать, хотя до конечной цели оставалось всего 24 километра.

— Есть повод вернуться. В марте 2021 года хочу организовать экспедицию на лыжах и кайте, чтобы понять, с чем сталкивалась команда Невельского зимой, — говорит экстремал.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply