Сладковский записал с Госоркестром Татарстана музыку Игоря Стравинского

Александр Сладковский записал с Госоркестром Татарстана музыку Игоря Стравинского. Диск записывали в Большом концертном зале им. С. Сайдашева. В него вошла музыка балетов «Весна священная» и «Петрушка», сюита из «Жар-птицы». Новый диск Александра Сладковского и Государственного симфонического оркестра Татарстана будет выпущен весной 2022 года на лейбле SonyClassical. Маэстро Сладковский рассказал «РГ», почему для него было важно взяться за одну из самых сложных партитур, представляющей целую энциклопедию ритмов, и о чем Стравинский написал «Весну священную».

У вас получается записывать историю русской музыки в обратной перспективе. Сначала был Шостакович, потом Рахманинов, сейчас Стравинский. Правда, вряд ли скажешь, что идете от сложного к простому — все они сложны и потому бесконечно прекрасны.

Александр Сладковский: Даты диктуют выбор. К 110-летию мы выпустили симфоническое собрание Шостаковича, чуть запоздали со 180-летием Чайковского, а Рахманинова записали чуть раньше юбилея, который будет широко отмечаться лишь в 2023 году. Бетховена мы записываем тоже с опозданием, выход всех его симфоний планируется на осень 2022-го. Записать музыку Стравинского к его 140-летию нам предложила SonyClassical, и мы с радостью согласились. Над балетами Стравинского, которые выйдут весной 2022-го, мы работаем параллельно с Бетховеном. К 2025-му будем готовиться к Малеру, за три года я думаю записать все его симфонии, по три-четыре симфонии в сезон.

Иметь такие звукозаписывающие проекты в наше время — это огромное счастье и для дирижера и для оркестра?

Александр Сладковский: Я уже одиннадцать лет работаю с этим оркестром. В свое время моей первой заветной мечтой было создать оркестр, которому будет подвластно все. Мы двигались и продолжаем двигаться к этой цели. И мне очень приятно, что музыканты оркестра находятся сегодня в блистательной форме и в состоянии осваивать такие объемы. Музыка, которую мы записываем, пишется не с чистого листа, эти произведения не раз исполнялись нами на протяжении разных сезонов. Пока музыканты в такой прекрасной форме, высоко мотивированы, пока у них глаза горят, надо успеть сделать. Мы уже привыкли каждое лето готовиться к чему-то новому.

Каков алгоритм записей?

Александр Сладковский: После Девятой Бетховена записали сюиту из «Жар-птицы», затем «Весну» и завершили «Петрушкой». И до 8 июля нужно будет записать все симфонии Бетховена за десять смен. Жесткий алгоритм. Но опыт есть, потому что всего Шостаковича мы подготовили за 30 календарных дней и тоже, кстати, в страшную жару, а кондиционеры в зале выключают. Но в этой жаре есть свой кайф.

«Весна священная» способна как рентгеновским лучом проверить любой оркестр на многое: чувство ритма, стиля, интеллект.

Александр Сладковский: На заре своей карьеры в этом коллективе я мечтал исполнить «Весну священную», и мы сыграли ее в конце первого сезона в 2011 году на фестивале Рахманинова. И это было колоссальное продвижение и откровение. До этого здесь «Весну» никогда не играли. Но тогда это был совсем другой оркестр. За десять лет произошло столько всего. После того как мы переиграли Бетховена, Чайковского, много Малера и Брукнера, Рихарда Штрауса и Рахманинова, это уже совсем другой оркестр. Я им горжусь.

В мире существует много очень интересных исполнительских версий «Весны священной». У вас были ориентиры?

Александр Сладковский: Когда я учился в 1990-х в Петербурге, у меня были встречи с концертмейстерами Берлинской филармонии. И в «рукопожатии через одну руку» они мне рассказывали как Герберт фон Караян репетировал финал «Весны священной», давая ауфтакт, а дальше оркестр играл сам, такого единства он добивался в оркестре. Я это взял на вооружение. И многие произведения, не только Стравинского, я делаю со своим оркестром так, чтобы они умели слушать друг друга, культивируя чувство ансамбля. Это дает колоссальный результат. Я слушал «Весну» Караяна много раз в записи, как слушал и других дирижеров, а в исполнении Юрия Темирканова и Валерия Гергиева слушал живьем еще в Ленинграде во время учебы, всякий раз испытывая большое потрясение. «Весна священная» — высокий показатель дирижерского мастерства, без нее не может быть развития дальше. Каждый раз, открывая партитуру этого сочинения Стравинского, убеждаешься в миллиарде деталей, обнаруживая все новые и новые краски, подголоски, тембры, новую фактуру. Абсолютный космос, который можно открывать бесконечно.

Что хотел сказать Стравинский миру своей «Весной священной»?

Александр Сладковский: «Картины языческой Руси» — вот она Русь в чистом виде! Я ее именно так и воспринимаю. Мы записали эту музыку с учетом сегодняшнего слышания мира, в котором все очень тревожно и неспокойно. Мы стремились передать тот пульс, который повышенно ощущаем в контексте сегодняшних глобальных потрясений. На мой взгляд, получилось очень актуально.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply