Статья Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев»

Недавно, отвечая в ходе «Прямой линии» на вопрос о российско-украинских отношениях, сказал, что русские и украинцы — один народ, единое целое. Эти слова — не дань какой-то конъюнктуре, текущим поли­ти­ческим обстоятельствам. Говорил об этом не раз, это моё убеждение. Поэтому считаю необходимым подробно изложить свою позицию, поделиться оценками сегод­няшней ситуации.

Сразу подчеркну, что стену, возникшую в последние годы между Россией и Украиной, между частями, по сути, одного исторического и духов­ного пространства, воспринимаю как большую общую беду, как трагедию. Это, прежде всего, последствия наших собст­венных ошибок, допущенных в разные периоды. Но и результат целе­направ­ленной работы тех сил, которые всегда стремились к под­рыву нашего единства. Формула, которая применяется, известна испокон веков: разделяй и властвуй. Ничего нового. Отсюда и попытки сыграть на национальном вопросе, посеять рознь между людьми. А как сверхзадача — разделить, а затем и стравить между собой части единого народа.

Чтобы лучше понять настоящее и заглянуть в будущее, мы должны обратиться к истории. Конечно, в рамках статьи невозможно охватить все события, произошедшие более чем за тысячу лет. Но остановлюсь на тех ключевых, поворотных моментах, о которых нам — и в России, и на Украине — важно помнить.

И русские, и украинцы, и белорусы — наследники Древней Руси, являвшейся круп­нейшим государством Европы. Славянские и другие пле­мена на громадном прост­ранстве — от Ладоги, Новгорода, Пскова до Киева и Чернигова — были объединены одним языком (сейчас мы называем его древнерусским), хозяй­ст­венными связями, властью князей династии Рюриковичей. А после крещения Руси — и одной православной верой. Духов­ный выбор Святого Влади­мира, который был и Новгородским, и Великим Киевским князем, и сегодня во многом определяет наше родство.

Киевский княжеский стол занимал главенст­вующее положение в Древнерусском государстве. Так повелось с конца IX века. Слова Вещего Олега о Киеве: «Да будет это мать горо­дам рус­ским» — сохра­нила для потом­ков «Повесть временных лет».

Позднее, как и другие европейские госу­дарства того времени, Древняя Русь столкнулась с ослаблением центральной власти, раздроб­ленностью. При этом и знать, и простые люди воспри­нимали Русь как общее прост­ранство, как свою Отчизну.

После разру­ши­тельного нашествия Батыя, когда многие города, вклю­чая Киев, были разорены, раз­дроб­ленность усилилась. Северо-Восточная Русь попала в ордынскую зависи­мость, но сохранила ограни­чен­ный сувере­нитет. Южные и западные русские земли в основном вошли в состав Вели­кого Княжества Литов­ского, которое, хочу обра­тить на это внимание, в исто­­рических документах назы­валось Великим Княжеством Литовским и Русским.

Представители княжеских и боярских родов перехо­дили на службу от одного князя к дру­гому, враждовали между собой, но и дружили, заключали союзы. На Кули­ковом поле рядом с Великим князем Мос­ковским Дмит­рием Ивановичем сражались воевода Боброк с Волыни, сыновья Великого князя Литовс­кого Оль­герда — Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский. При этом свои войска на соединение с Мамаем вёл Великий князь Литовский Ягайло — сын тверской княж­ны. Всё это — страницы нашей общей истории, отра­жение её сложности и многомерности.

Важно отметить, что и в западных, и в восточных рус­ских землях говорили на одном языке. Вера была право­славной. Вплоть до середины XV века сохра­нялось единое церковное управление.

На новом витке исторического развития точками притяжения, консолидации территорий Древней Руси могли стать и Литовская Русь, и укреплявшаяся Московская Русь. История распо­рядилась так, что центром воссоединения, продол­жив­шим традицию древнерусской государ­ст­­венности, стала Москва. Мос­ковс­кие князья — потомки князя Алексан­дра Невс­кого — сбросили внешнее ярмо, начали собирать исторические русские земли.

В Великом Княжестве Литовском шли иные про­цессы. В XIV веке правящая элита Литвы приняла католичество. В XVI веке была зак­лю­чена Люблинская уния с Польским Коро­левством — образо­ва­лась «Речь Посполитая Обоих Народов» (по сути — польского и литовского). Польская католическая знать получила значи­тельные земельные владения и при­ви­легии на территории Руси. Согласно Брестской унии 1596 года часть западно-русского право­славного духовенства подчи­нилась власти Папы Римского. Проводились ополячи­вание и латини­зация, православие вытеснялось.

Как ответ, в XVI — XVII веках нарастало осво­боди­тельное движение православного насе­ления Подне­провья. Перелом­ными стали события вре­мён гетмана Богдана Хмель­ницкого. Его сторонники пытались добиться от Речи Посполитой автономии.

В прошении Войска запорожского королю Речи Посполитой в 1649 году говорилось о соблюдении прав русского православного населения, о том, чтобы «воевода Киев­ский был народа русского и закона гречес­кого, чтобы не наступал на церкви божии…». Но запорожцев не услышали.

Последовали обра­щения Б. Хмельницкого в Москву, которые рассматривались Земскими соборами. 1 октября 1653 года этот высший пред­ста­вительный орган Русского государства решил поддержать едино­верцев и принять их под покровительство. В январе 1654 года Переяславской Радой это решение было подтвер­ждено. Затем послы Б. Хмель­ницкого и Москвы объехали десятки городов, включая Киев, жители кото­рых принесли присягу рус­скому царю. Ничего подоб­ного, кстати, не было при заклю­чении Люблинской унии.

В письме в Москву в 1654 году Б. Хмель­ницкий благо­дарил царя Алексея Михайловича за то, что он «всё Войско запорожское и весь мир право­славный российский под крепкую и высокую руку свою царскую принять изволил». То есть в обращениях и к польскому королю, и к русскому царю запорожцы называли, определяли себя русскими православными людьми.

В ходе затяжной войны Русского государства с Речью Посполитой некоторые из гетма­нов, наследников Б. Хмельницкого, то «отла­гались» от Москвы, то искали под­держки у Швеции, Польши, Турции. Но, повторю, для народа война носила, по сути, освободительный харак­тер. Она завершилась Андру­совским перемирием 1667 года. Окончательные итоги закрепил «Вечный мир» 1686 года. В состав Русского госу­дарства вошли город Киев и земли левобережья Днепра, включая Полтавщину, Черни­говщину, а также Запорожье. Их жители воссо­единились с основной частью русского право­славного народа. За самой этой областью утвердилось название — «Малая Русь» (Малороссия).

Название «Украина» тогда использовалось чаще в значении, в котором древнерусское слово «окраина» встречается в письменных источ­никах ещё с XII века, когда речь шла о различных пору­бежных территориях. А слово «украинец», если судить также по архивным документам, перво­началь­но означало пограничных слу­жилых людей, обеспечивав­ших защиту внешних рубежей.

На Правобережье, оставшемся в Речи Поспо­литой, реставрировались старые порядки, усилился социаль­ный и религиозный гнёт. Левобережье, земли, взятые под защиту единого государства, напротив, стали активно развиваться. Сюда массово переселялись жители с дру­гого берега Днепра. Они искали поддержки у людей одного языка и, конечно, одной веры.

Во время Северной войны со Швецией перед жите­лями Малороссии не стоял выбор — с кем быть. Мятеж Мазепы поддержала лишь небольшая часть каза­ков. Люди разных сословий счи­тали себя русскими и православными.

Предста­вители казачьей старши́ны, включённые в дворянское сословие, достигали в России высот поли­ти­чес­кой, дипло­матической, военной карьеры. Выпуск­ники Киево-Могилянской академии играли ведущую роль в цер­ковной жизни. Так было и во времена гет­манства — по сути, автономного государственного обра­зования со своим особым внутренним устройством, а затем — и в Российской империи. Малороссы во многом и созидали большую общую страну, её государст­венность, культуру, науку. Участвовали в освоении и разви­тии Урала, Сиби­ри, Кавказа, Даль­него Вос­тока. Кстати, и в советский период уроженцы Украины зани­мали самые зна­чимые, в том числе высшие посты в руководстве единого госу­дарства. Достаточно сказать, что в общей сложности без малого 30 лет КПСС возглавляли Н. Хрущёв и Л. Бреж­нев, чья партийная биография была самым тесным образом связана с Украиной.

Во второй половине XVIII века, после войн с Османской империей в состав России вошли Крым, а также земли Причерноморья, получившие наз­ва­ние «Новороссия». Они заселялись выходцами из всех российских губер­ний. После разделов Речи Пос­по­литой Российс­кая империя возвратила западные древнерусские земли, за исклю­чением Галиции и Закарпатья, кото­рые оказались в Австрийской, а впоследствии — в Австро-Венгерс­кой-империи.

Интеграция западно-русских земель в общее госу­дар­ственное прост­ранство являлась не только резуль­та­том политических и диплома­тических решений. Она проходила на основе общей веры и культурных традиций. И вновь особо отмечу — языковой близости. Так, ещё в начале XVII века один из иерархов Униатской церкви Иосиф Рутский сооб­щал в Рим, что жители Московии называют русских из Речи Поспо­литой своими братьями, что письменный язык у них совер­шенно оди­наков, а разго­ворный — хоть и отли­чается, но незначительно. По его выражению, как у жителей Рима и Бергамо. Это, как мы знаем, центр и север современной Италии.

Конечно, за многие века раздроб­ленности, жизни в разных госу­дарствах возникли регио­нальные языковые особен­ности, го́воры. Язык литературный обогащался за счёт народного. Огромную роль здесь сыграли Иван Котляревский, Григорий Сковорода, Тарас Шевченко. Их произведения являются нашим общим литературным и культурным достоянием. Стихи Тараса Шевченко созданы на украинском языке, а проза — в основном на русском. Книги Нико­лая Гоголя, патриота России, уроженца Полтавщины, написаны на русском языке, полны малороссийскими народными выра­жениями и фольклорными мотивами. Как можно поде­лить это наследие между Россией и Украиной? И зачем это делать?

Юго-западные земли Российской империи, Мало­россия и Новороссия, Крым разви­вались как много­образные по своему этническому и религиозному составу. Здесь жили крымские татары, армяне, греки, евреи, караимы, крымчаки, болгары, поляки, сербы, немцы и другие народы. Все они сохраняли свою веру, традиции, обычаи.

Не собираюсь ничего идеализировать. Известны и Валуевский циркуляр 1863 года, и Эмский акт 1872 года, ограничивавшие издание и ввоз из-за границы религиоз­ной и общественно-полити­ческой лите­ра­туры на украинском языке. Но здесь важен исторический контекст. Эти решения принимались на фоне дра­мати­ческих событий в Польше, стремления лидеров польс­кого национального движения исполь­зовать «украин­ский вопрос» в своих интересах. Добавлю, что худо­жественные произведения, сборники украинских стихов, народных песен продолжали издаваться. Объективные факты говорят о том, что в Российской империи шёл активный процесс развития малороссийской культурной идентичности в рамках большой русской нации, соединявшей великороссов, малороссов и белорусов.

Одновременно в среде польской элиты и некоторой части малороссийской интеллигенции возникали и укреп­ля­лись представления об отдельном от русского украинском народе. Исторической основы здесь не было и не могло быть, поэтому выводы строились на самых разных вымыслах. Вплоть до того, что украинцы якобы вообще не славяне, или, наоборот, что украинцы — это настоящие славяне, а русские, «московиты» — нет. Подобные «гипотезы» стали всё чаще использовать в полити­ческих целях как инстру­мент соперничества между европейскими госу­дар­ст­вами.

С конца XIX века австро-венгерские власти под­хватили эту тему — в противовес как польскому нацио­нальному движению, так и москвофильским настро­ениям в Галиции. В годы Первой мировой войны Вена способствовала фор­ми­­ро­ванию так называемого Легиона украинских сече­вых стрельцов. Галичан, заподо­зренных в сим­патиях к пра­во­славию и к России, подвер­гали жестоким репрессиям, бросали в концентра­ционные лагеря Талергоф и Терезин.

Дальнейшее развитие событий связано с крахом евро­­­пейских импе­рий, с ожесточённой Гражданской вой­ной, развернувшейся на огромном пространстве быв­шей Российской империи, с иностранной интер­венцией.

После Февральской революции, в марте 1917 года в Киеве была создана Централь­ная Рада, претендо­вавшая на роль органа высшей власти. В ноябре 1917 года в своём третьем универсале она заявила о создании Украинской Народной Республики (УНР) в составе России.

В декабре 1917 года представители УНР прибыли в Брест-Литовск, где шли пере­говоры Советской России с Герма­нией и её союзниками. На заседании 10 января 1918 года глава украинской деле­гации зачитал ноту о незави­симости Украины. Затем Центральная Рада в своём четвёртом универсале провозгласила Украину независимой.

Продекл­арированный суверенитет оказался недол­гим. Буквально через несколько недель деле­гация Рады под­пи­сала сепаратный договор со странами германского блока. Находившимся в тяжёлом поло­жении Германии и Австро-Венгрии нужны были украинские хлеб и сырьё. Чтобы обеспечить масштабные поставки, они доби­лись согласия на отправку в УНР своих войск и техни­чес­кого персонала. Фактически использовали это как предлог для оккупации.

Тем, кто сегодня отдал Украину под полное внешнее управление, нелишне вспомнить, что тогда, в 1918 году, подобное решение оказалось роковым для правящего в Киеве режима. При пря­мом участии окку­па­ционных войск Центральная Рада была сверг­нута, а к власти приведён гетман П. Ско­ро­падский, провозгласивший вместо УНР Украинскую державу, которая находилась, по сути, под германским протекторатом.

В ноябре 1918 года — после революционных собы­тий в Германии и Австро-Венгрии — П. Скоро­падский, лишившийся поддержки немецких штыков, взял другой курс и заявил, что «Украине первой пред­стоит высту­пить в деле образования Всероссийской феде­рации». Однако вскоре режим вновь сменился. Наступило время так называемой Дирек­тории.

Осенью 1918 года украинские национа­листы про­воз­гла­сили Западно-Украинскую Народную Респуб­лику (ЗУНР), а в январе 1919 года объя­вили о её объединении с Украинской Народной Респуб­ликой. В июле 1919 года украинские части были раз­громлены польскими войс­ками, террито­рия быв­шей ЗУНР оказалась под властью Польши.

В апреле 1920 года С. Петлюра (один из «героев», которых навязывают современной Украине) заключил от имени Директории УНР секретные конвенции, по которым — в обмен на военную под­держку — отдал Поль­ше земли Галиции и Западной Волыни. В мае 1920 года петлюровцы всту­пили в Киев в обозе польских частей. Но ненадолго. Уже в ноябре 1920 года, после перемирия между Поль­шей и Советской Россией остатки петлю­ровских войск сда­лись тем же полякам.

На примере УНР видно, насколько неустойчивыми были разного рода квазигосударст­венные образо­­вания, возникавшие на пространстве бывшей Российской империи в ходе Гражданской войны и смуты. Нацио­налисты стремились к созданию своих отдельных государств, лидеры Белого движения выступали за неде­лимую Россию. Не пред­­ставляли себя вне России и многие респуб­ли­ки, учреждённые сторон­никами боль­ше­виков. Вместе с тем, по разным мотивам вожди боль­шевистс­кой-партии порой буквально вытал­кивали их за пределы Советской России.

Так, в начале 1918 года была провозглашена Донецко-Криво­рожская советская республика, которая обратилась в Москву с вопросом о вхождении в Совет­скую Россию. Последовал отказ. В. Ленин встречался с руководителями этой республики и убеждал их действо­вать в составе Советской Украины. 15 марта 1918 года ЦК РКП(б) прямо постановил направить на Украин­ский съезд Советов делегатов, в том числе из Донецкого бассейна, и создать на съезде «одно правительство для всей Украины». Территории Донецко-Криворожской советской рес­пуб­лики в даль­нейшем в основном и сос­тавили области Юго-Востока Украины.

По Рижскому договору 1921 года между РСФСР, УССР и Польшей западные земли быв­шей Российской империи отошли Польше. В меж­во­ен­ный период польс­кое-правительство развернуло актив­ную переселен­ческую политику, стремясь изме­нить этнический состав в «восточных кресах» — так в Польше называли тер­ритории нынешней Западной Украины, Запад­ной Бе­лоруссии и части Литвы. Проводилась жёсткая поло­низация, местная куль­тура и традиции подав­лялись. В дальнейшем, уже в годы Второй мировой войны, ради­кальные группи­ровки украинских нацио­налистов использовали это как повод для террора не только против польского, но и еврейского, русского населения.

В 1922 году при создании СССР, одним из учреди­телей которого выступила УССР, после достаточно ост­рой дискуссии среди лидеров большевиков был реализован ленинский план образования союз­ного госу­дарства как феде­рации равноправных республик. В текст Декларации об образовании Союза ССР, а затем в Конституцию СССР 1924 года внесли право свободного выхода республик из Союза. Таким образом, в основание нашей государственности была заложена самая опасная «мина замедленного действия». Она и взорвалась, как только исчез страховочный, предохра­нитель­ный механизм в виде руководящей роли КПСС, которая в итоге сама развалилась изнутри. Начался «парад суверенитетов». 8 декабря 1991 года было подписано так называемое Беловежское согла­шение о создании Сод­ружества Независимых Госу­дарств, в котором объяв­лялось, что «Союз ССР как субъект между­народного права и геополитическая реаль­ность прекращает своё существование». Кстати, Устав СНГ, принятый ещё в 1993 году, Украина не подписала и не ратифи­цировала.

В 20 — 30-е годы прошлого века большевики актив­но продвигали политику «корени­зации», которая в Укра­инс­кой-ССР проводилась как украини­зация. Симво­лично, что в рамках этой политики с согласия советских властей в СССР вернулся и был избран членом Академии наук М. Грушевский — бывший председатель Цент­раль­ной Рады, один из идеологов украинского национализма, в своё время пользовав­шийся поддерж­кой-Австро-Венгрии.

«Коренизация», безусловно, сыграла большую роль в развитии и укреп­лении украинской культуры, языка, идентичности. Вместе с тем под видом борьбы с так называемым русским великодержавным шовинизмом украинизация зачастую навязывалась тем, кто себя украинцем не считал. Именно советская национальная поли­тика — вместо большой русской нации, трие­диного народа, состояв­шего из вели­ко­россов, мало­россов и белорусов — закрепила на государственном уровне по­ложение о трёх отдельных славян­ских народах: русском, украин­ском и бело­рус­ском.

В 1939 году земли, ранее захваченные Польшей, были возвращены в СССР. Их значительная часть присоединена к Советской Украине. В 1940 году в УССР вошла часть Бессарабии, оккупированная Румы­нией в 1918 году, и Северная Буковина. В 1948 году — черно­морский остров Змеиный. В 1954 году в состав УССР была передана Крымская область РСФСР — с грубым нарушением действовавших на тот момент пра­вовых норм.

Отдельно скажу о судьбе Подкарпатской Руси, которая после распада Австро-Венгрии оказалась в Чехословакии. Значительную часть местных жителей составляли русины. Об этом сейчас мало вспо­минают, но после осво­бождения Закарпатья советс­кими войс­ками съезд право­славного насе­ления края высказался за включение Подкар­патской Руси в РСФСР или не­посред­ст­­венно в СССР — на правах отдельной Карпато­русской респуб­лики. Но это мнение людей про­иг­но­рировали. И летом 1945 года было объявлено — как писала газета «Правда» — об истори­ческом акте вос­со­е­динения Закар­патской Украины «со своей издавней родиной — Украиной».

Таким образом, современная Украина — целиком и полностью дети­ще советской эпохи. Мы знаем и помним, что в зна­чи­тельной степени она созда­валась за счёт истори­ческой Рос­сии. Дос­таточно срав­нить, какие земли воссое­динились с российским государством в XVII веке и с какими территориями УССР вышла из состава Советского Союза.

Большевики относились к русскому народу как неис­черпаемому материалу для социальных экспе­риментов. Они грезили мировой революцией, которая, по их мнению, вообще отменит нацио­нальные государства. Поэтому произ­вольно нарезали границы, раздавали щедрые террито­риальные «подарки». В конеч­ном счёте, чем именно руководствовались лидеры большевиков, кромсая страну, уже не имеет значения. Можно спорить о деталях, о подоплёке и логике тех или иных решений. Очевидно одно: Россия фактически была ограблена.

Работая над этой статьёй, основывался не на каких-то секретных архивах, а на открытых доку­ментах, которые содержат хорошо известные факты. Руководители современной Украины и их внешние покро­вители предпочитают об этих фактах не вспоминать. Зато по самым разным поводам, к месту и не к месту, в том числе за рубежом, сегодня принято осуждать «преступления советского режима», причис­ляя к ним даже те события, к которым ни КПСС, ни СССР, ни тем более совре­менная Россия не имеют никакого отно­шения. При этом действия большевиков по отторжению от России её исторических территорий преступным актом не счи­таются. Понятно почему. Раз это привело к ослаб­лению России, то наших недоброжелателей это устра­ивает.

В СССР грани­цы меж­ду республиками, конечно же, не воспри­ни­мались как государственные, носили условный характер в рамках единой страны, которая, при всех атрибутах федерации, по существу была в высшей степени центра­лизованной — за счёт, повторю, ру­ко­водящей роли КПСС. Но в 1991 году все эти терри­тории, а главное — люди, которые там жили, в одночасье оказались за границей. И были уже дейст­ви­тельно оторваны от исторической Родины.

Что тут скажешь? Всё меняется. В том числе — страны, общества. И конечно, часть одного народа в ходе своего развития — в силу ряда при­чин, исто­ричес­ких обстоятельств — может в определённый момент ощу­тить, осознать себя отдельной нацией. Как к этому от­но­ситься? Ответ может быть только один: с уважением!

Хотите создать собственное государст­во? Пожа­луйста! Но на каких условиях? Напомню здесь оценку, которую дал один из самых ярких политических деятелей новой России, первый мэр Санкт-Петербурга А. Собчак. Как высокопрофессиональный юрист он счи­тал, что любое решение должно быть легитимно, и потому в 1992 году высказал следующее мнение: республики-учредители Союза после того, как они сами же аннулировали Договор 1922 года, должны вернуться в те границы, в которых они вступили в состав Союза. Все же остальные террито­риальные приоб­ретения — это пред­мет для обсуж­дения, пере­говоров, потому что аннулировано основание.

Другими словами — уходите с тем, с чем пришли. С такой логикой трудно спорить. Добавлю только, что произвольную перекройку границ большевики, как уже отмечал, начали ещё до создания Союза, и все мани­пуляции с территориями проводили волюн­таристски, игно­рируя мнение людей.

Российская Федерация признала новые геополи­ти­ческие реалии. И не просто признала, а многое сделала, чтобы Украина состоялась как независимая страна. В труд­ные 90-е годы и в новом тысячелетии мы оказывали Украине весомую поддержку. В Киеве используют свою «поли­ти­ческую ариф­метику», но в 1991 — 2013 годах только за счёт низких цен на газ Украина сэкономила для своего бюджета более 82 миллиардов долларов, а сегодня буквально «цепляется» за 1,5 милл­иарда долларов российских платежей за транзит нашего газа в Европу. Тогда как при сохранении экономических связей между нашими странами положительный эффект для Украины исчислялся бы десятками миллиардов долларов.

Украина и Россия десятилетиями, веками разви­вались как единая эко­номическая система. Глубине коопе­рации, которая у нас была 30 лет назад, сегодня могли бы позавидовать страны Евро­союза. Мы являемся естественными, взаимодополняю­щими друг друга экономическими парт­нёрами. Такая тесная взаимосвязь способна уси­ливать конку­рентные преимущества, приумножать потенциал обеих стран.

А он у Украины был значительным, включал мощную инфра­струк­туру, газотранспортную систему, передовые отрасли судостроения, авиастроения, ракето­строения, прибо­ростроения, науч­ные, конструк­торские, инженер­ные школы миро­вого уровня. Получив такое нас­ледие, лидеры Украины, объявляя о независимости, обещали, что украинская эко­номика станет одной из ведущих, а уровень жизни лю­дей одним из самых высоких в Европе.

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply