В Петербурге завершился Международный фестиваль балета Dance open

Градус гала-концерта звезд балета в БЗК «Октябрьский» был повышенным. Бессменный шеф фестиваля Екатерина Галанова после благодарности городу и миру поклонилась героической команде, что «135 раз сделала и 135 раз перенесла фестиваль».

Декабрьский Dance open действительно выглядел невероятно: три российских театра с полноценными афишами и гала мировых звезд стали чудом после переноса сроков с апреля на сентябрь, с сентября — на декабрь. Репетировали в режиме карантина, иностранцы добирались на перекладных через третьи страны. Уморенные организаторы призвали не судить афишу строго, но случился пандемийный парадокс: программа сложилась отлично, скучавшие по сцене артисты старались больше, эффект оказался круче. Из тринадцати номеров — три премьеры Dance open, причем одна российская и две мировых; четыре опуса академической классики плюс современные постановки, дающие внятную картину балетных мод.

В классике столичных звезд обставили артисты Урал-оперы с фрагментами «Наяда и рыбак» в редакции Юрия Бурлаки: кордебалет с ясными линиями и четкими пуантами и мужское трио в шеренгу с каскадом заносок — мечта балетофила, метка прелести старинных гармоний вроде туров на каждую триоль. В Гран па «Дон Кихота» летал любимец Мариинки Кимин Ким, в Па де Диан «Эсмеральды» чаровала лучшая нежность Большого театра Анастасия Сташкевич. Английскую скупость чувств с 50-ю оттенками поддержек представили в дуэте «Тристана и Изольды» Дэвида Доусона.

Еще Петербург дождался отрывка из нашумевшего «Нуреева» Большого и «Испанское каприччио» Мигель Анхель Корбачо на музыку Римского-Корсакова, приготовленное эксклюзивно для Dance open горячими солистами Национального балета Испании. Другая мировая премьера, «Прелюдия» Кшиштофа Пастора с людьми Большого театра Варшавы, порадовала минимализмом и общей культурой постановки. Но пьедестал почета захватили другие.

Фото: предоставлены пресс-службой фестиваля Dance open

Словно бризом повеяло от «Честное. Пионерское» в постановке солиста Мариинского Александра Сергеева. Легонькая Анастасия Сташкевич, будто серьезные Михаил Лобухин и Вячеслав Лопатин из Большого плюс артисты Балета Якобсона, лояльного к Dance open с незапамятных времен, искренне наслаждались процессом в парадной форме «Артека»-«Орленка» с гольфами, пилотками, шортами и даже эмблемой «Взвейтесь кострами» на рукавах. Хореография под стать визуальному ряду выдержана в стиле пионерских приветствий партсъездам и парковой скульптуры с их правильными жестами и лихими маршами, полосующими сцену бодрыми жете. Совсем уж чудо чудесное лирическая часть с ее приветом вальсам в городском саду, скромными взорами и обводками в парах «на пионерском расстоянии» — в СССР ведь секса не было, но девочки и мальчики любили друг друга.

Второй сюрприз тоже пришел откуда не ждали. Давние друзья Dance open Люсия Лакарра и Мэтью Голдинг в знакомом до боли «Романсе» из «Метели» Георгия Свиридова превратились вдруг в русских аристократов-эмигрантов первой волны. То ли проработавший полжизни за границей хореограф Юрий Посохов, то ли милейший Мэтью Голдинг с его неотразимым «лублу Достоевски» тому помогли, но благородная ностальгия получилась у них отлично.

И совсем уж нежданно выстрелил советский раритет, сцена из «Гаянэ» Арама Хачатуряна в хореографии легендарной Нины Анисимовой 1942 года. Рваный ритм и тонкая вязь мелодики вместе с непривычной глазу хореографией (на удивление внятно станцованной артистами Мариинки, Большого и Театра Якобсона) перевели ее из сданной на склад рухляди «мудрой национальной политики» в образец ныне модного world dance, весьма лояльного к альянсам этники с академизмом.

Вот с этим-то успехом вопреки, чувством цехового локтя и, чего уж, запалом все одолевшей команды Dance open готовится вернуться к привычному ритму. В апреле 2021 он попробует объединить непоказанное в этом году с планами будущего. Пусть сбудется.

Фото: предоставлены пресс-службой фестиваля Dance open

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply