Вышла в свет новая книга об истории Нижегородской духовной семинарии

В рамках конференции «День православной книги» в Нижнем Новгороде состоялась презентация сборника «Нижегородская духовная семинария в воспоминаниях современников». Интересен он будет не только тем читателям, которые увлекаются церковной историей.

В издании собраны мемуары девяти человек, которые учились в Нижегородской духовной семинарии (НДС) в период с начала XIX до начала XX века. Не все они впоследствии избрали священнический путь. Например, здесь публикуются записки Николая Вишнякова, военного врача, почти тридцать лет служившего впоследствии в Восточной Сибири. А также фрагменты из «Воспоминаний» математика и механика Владимира Стеклова, ставшего вице-президентом РАН, или же мемуары академика Егора Орлова, выдающегося химика начала XX века.

— В книге содержатся живые истории семинаристов. Они не обладают объективностью, как исторические документы. Но это является преимуществом, поскольку личные воспоминания максимально отражают дух времени. Читая их, мы можем почувствовать, чем жили люди на протяжении позапрошлого столетия, — рассказал на презентации студент Нижегородской духовной семинарии Иван Рыбаков.

По его словам, книга должна понравиться всем, кто интересуется историей Нижнего Новгорода и нашей страны. Отдельно в ней можно проследить историю отечественного образования. Но самое интересное, конечно, — описания быта и нравов нижегородцев, живших в позапрошлом столетии, а также краеведческие заметки семинаристов. Написана книга максимально живым языком: оно и понятно, ведь это личные истории, а не попытка воссоздать историческую картину. Вот несколько примеров.

«Летом река Ковалиха была просто угодьем для всех обитателей ее берегов. Она напрочь избавляла их от всяких расходов на помойные ямы. По утрам, когда в стряпущих кипела самая оживленная деятельность, только и видно было, как то из одних, то из других ворот выбегали местные дамы с высоко подоткнутыми подолами, таща в руках ведра, лохани, корыта с кухонными отбросами и вообще все лишнее в доме и все выливали в Ковалиху. И чего-чего только там не было! Молодое поколение ковалихинцев постоянно рылось там, отыскивая, что кому нужно для игры или каких-нибудь практических потребностей, лоскутки, белые и цветные бумажки, бечевки, мочало и нитки для пускания змей, кости, стекла, железо и прочее», — пишет Петр Васильевич Знаменский.

А вот другой отрывок его же авторства. На этот раз — о том, как питались тогдашние семинаристы.

«На каждой миске сидело по шесть человек; отдельных тарелок не полагалось, — все ели из общей посудины. Тарелки были деревянные, простые кружки для помещения хлеба и ложки. Ножей и вилок не было, да они были и не нужны. Ложки были деревянные; каждый бурсак приносил свою ложку с собой и по окончании еды, вытерев этот инструмент коркой хлеба или тщательно облизав, уносил его с собой в свой N. Потерять или изломать ложку было поэтому великим бедствием. В постные дни щи подавались совершенно пустые, — впрочем, и о скоромных щах существовало присловье: «Щи, хоть кнутом хлыщи, — только пузырь вскочет». Рыба полагалась во щи, кажется, всего только два раза в год, — в Благовещенье и на И. Дамаскина (4 дек.) и какая рыба! Это были ржавые соленые лещи, от которых щи получали такую остроту, что если капнешь ими на свой нанковый сюртук, так на нем и останется несмываемое желтое пятно», — вспоминает Петр Васильевич.

По признанию составителей, работа над книгой заняла не один год.

— Я лично ездил в архив РАН в Санкт-Петербург, расшифровывал рукописи профессора Стеклова. Причем воспоминания были записаны на полях другой работы, пришлось еще потрудиться в качестве графолога, — пошутил на презентации проректор по учебной части, заведующий библиотекой Нижегородской духовной семинарии, кандидат богословия Алексей Дьяконов. — Важно, что книга дает читателю очень целостное представление не только о семинарии, но и об исторических реалиях вековой давности и о жизни тогдашнего общества в целом.

Познакомиться со сборником «Нижегородская духовная семинария в воспоминаниях современников» можно в библиотеке НДС. Она работает в будни с 9.00 до 18.30.

Справка «РГ»

Нижегородская духовная семинария основана в 1721 году и является одним из старейших духовных учебных заведений Русской православной церкви. Из трех учрежденных императором Петром I семинарий Нижегородская стала первой, где было положено начало регулярному духовному образованию в России.

Новейшая история НДС началась в 1993 году. При возрождающемся Благовещенском монастыре по благословению ныне покойного митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова) было открыто духовное училище. Сейчас ректором НДС является епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий. Многие годы НДС ведет активную издательскую деятельность. С 2003 года ежегодно публикуются «Труды Нижегородской духовной семинарии», издаются монографии преподавателей. С 2006 года выходит семинарский журнал «Дамаскин», выпускаются книги, учебные пособия и нотные сборники.

А как у соседей?

В пятницу 8 октября в конференц-зале Кировской государственной универсальной областной научной библиотеки имени Герцена состоится презентация книги Натальи Злыгостевой «И слово явилось как милость». Автор — кандидат философских наук, доцент Вятского социально-экономического института, знаток творчества кировского поэта Анатолия Гребнева. Ему и посвящена книга, названием которой стали строки из стихотворения Анатолия Григорьевича.

Родился он 21 марта 1941 года в селе Чистополье (с 1962 года — Котельничский район Кировской области) в крестьянской семье. Отец погиб в августе 1942 года под Ржевом, мать растила четверых детей одна.

Анатолий рано начал интересоваться поэзией и фольклором, в селе слыл хорошим гармонистом. После окончания школы пошел учиться в Пермский медицинский институт, где в вузовской газете «Медик Урала» публиковал свои стихи, первые из которых были напечатаны в 1959 году. В 1976-м заочно окончил Литературный институт имени Горького, первая книга стихов «Приволье» вышла в Перми в 1972 году. Публиковался в альманахе «Вятка литературная».

По мнению критиков, поэтическое слово Анатолия Гребнева душевно целомудренно и несуетно, оно для него — «не «внешняя риза, а нечто неизмеримо большее, способное нести в себе вечное и сокровенное. Его слово из тех глубинных и вечных родников, чья животворная сила всегда будет питать наш дух и нашу поэзию». Сам поэт сказал об этом так: «И все-таки лучшее Слово На запах, на вкус И на цвет — Оттуда, где сердца основа, Оттуда, где родины свет».

Источник

Leave a Reply