Западные страны рассорились на праздновании 30-летия объединения Германии

Празднование 30-летнего юбилея падения Берлинской стены в субботу, 9 ноября, не очень походило на ту картину освобожденной и единой Европы, о которой грезили в этот день в 1989 -м.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель в интервью Suddeutsche Zeitung признала, что спустя три десятка лет знака равенства между Востоком и Западом Германии до сих пор нет, «на это уйдет около полувека или даже больше». Более того, сегодня Старый Свет пытаются разорвать на части разные центробежные силы, включая наплыв мигрантов, укрепление националистических партий и эгоистичную политику США. Представители стран трансатлантического альянса, собравшиеся в субботу в Берлине, особо не скрывали разногласий во взглядах на настоящее и будущее континента.

Накануне юбилея в центре внимания оказался президент Франции Эмманюэль Макрон. Своим интервью журналу The Economist он бросил открытый вызов многолетнему курсу европейцев на следование в фарватере США в том, что касается внешней политики и безопасности. Во-первых, Макрон резко раскритиковал НАТО, да в каких выражениях: во всех выпусках новостей смаковали его диагноз о «смерти головного мозга альянса», который в декабре соберется на 70-летний юбилей. Более того, наперекор американским ястребам Макрон недвусмысленно намекнул на необходимость партнерства с Россией.

Но сторонники той парадигмы отношений, которую Вашингтон и другие противники России навязывали Европе в последние года, сразу дали понять, что сдаваться не намерены. Апофеозом стали заявления госсекретаря США Майкл Помпео. Он отмахнулся от заявлений Макрона и потребовал от НАТО «повзрослеть» чтобы противостоять новым вызовам. Выступая в Берлине у останков символа «холодной войны», Помпео вдруг заговорил о новом идеологическом противостоянии, назвав угрозами Россию и Китай.

Он подчеркнул, что «неразумно даже думать» о том, что «Россия может быть партнером». Под предлогом набивших оскомину тезисов о российской угрозе Помпео назвал ошибочными мысли о том, что странам Европы можно переместить ресурсы на вооруженные силы в другие сферы. В американской столице ждут послушания и вновь требуют от европейцев больше тратить на свою безопасность.

Вашингтон в штыки встретил слова Макрона о «смерти мозга» НАТО и партнерстве с Россией

В том, что касается России, Помпео явно противоречит собственному начальнику — президенту Дональду Трампу, который упорно, раз за разом высказывается за альянс с Москвой. Трамп даже шокировал русофобов известием о том, что рассматривает приглашение на Парад Победы 2020, которое получил из Москвы. Увы, глава Белого дома в этом смысле в Вашингтоне в явном меньшинстве, а ястребы в его администрации не стесняется под носом у президента проводить противоположную линию.

Раздор и непоследовательность в действиях США вынуждают европейских политиков все больше задумываться о том, как самостоятельно решать свои проблемы в сфере безопасности. И Макрон далеко не единственный, кто пытается заполнить этот вакуум. Критиков у него хватает и в Старом Свете.

Бывшая министр обороны ФРГ, а теперь избранная глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен в пику французскому президенту назвала НАТО «прекрасным щитом и гарантом свободы». С объяснимым для чиновника Еврокомиссии оптимизмом она высказалась и о будущем Европы в целом, даже несмотря на планируемый развод с Великобританией.

Ее преемница в кресле министра обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр днями ранее заявила, что Берлину следует играть более активную военную роль в мировых делах. «Страна наших размеров, нашей экономической и технологической мощи, нашего геостратегического положения и глобальных интересов не может оставаться наблюдателем на обочине», — подчеркнула она.

Такие заявления из Берлина примечательны, ведь несмотря на окончание «холодной войны», на территории «свободной» Германии до сих пор дислоцированы иностранные войска. На семи авиа- и сухопутных базах США в ФРГ размещен один из самых многочисленных американских контингентов в мире — почти 40 тысяч военнослужащих. Кроме того, как напоминает Deutsche Welle, принято считать, что в Герамнии хранится и ядерное оружие США.

Взгляд из Франции

В самой Франции интервью Макрона журналу The Economist произвело шоковый эффект. Откровенно говоря, так высказываться по поводу военно-политического блока до него позволял себе, пожалуй, только президент Шарль де Голль. Правда, заметим, генерал словами не ограничился, и в феврале 1966 года вывел страну из этого альянса, а ее штаб-квартире, что находилась в то время на западе Парижа на площади Порт-Дофин, пришлось оперативно переместиться в Брюссель.

Столь суровый вердикт, вынесенный французским президентом накануне 30-летия падения Берлинской стены и за месяц до саммита НАТО в Лондоне, полагают многие французские СМИ, отнюдь не случаен. «Европейским лидерам, которые приглашены по этому случаю в столицу Германии, тем самым направлено предупреждение: пора проснуться и взять судьбу континента в свои руки», то есть не надеяться больше на Вашингтон». Так определил демарш Макрона комментатор радиостанции RFI.

Тем не менее, ряд экспертов согласны с эпатажным диагнозом, который поставил Североатлантическому блоку Эмманюэль Макрон. Так специалист по трансатлантическим отношениям Александра де Хуп Шеффер убеждена, что НАТО переживает ряд глубоких кризисов, которые, в частности, проявились в ситуации вокруг Сирии. По ее мнению, это «кризис лидерства США при президенте Трампе, который отказывается политически ангажироваться в НАТО», отсутствие координации европейскими союзниками по важным вопросам, «кризис солидарности», когда страна-член НАТО, а конкретно Турция, предпринимает военные операции «без консультаций» с союзниками. И, пожалуй, главной проблемой она считает «неспособность Европы действовать независимо от США».

На этот фактор, отметим, Макрон обратил в интервью английскому журналу особое внимание, в очередной раз сделав акцент на важности формирования самостоятельной европейской армии. Нынешний хозяин Елисейского дворца никогда не скрывал, что видит себя в роли лидера-реформатора Европы, а основой этого преобразовательного процесса считает оборонную сферу. Такое напоминание европейским коллегам, как считает заместитель директора парижского Института международных и стратегических отношений (IRIS) Жан-Пьер Молни, «более, чем своевременно». Тем самым по его словам, Макрон «призвал их к порядку», чтобы выступить на лондонском саммите НАТО по возможности единым фронтом. Французский эксперт полагает, что США будут опять «требовать от европейцев увеличения взносов в бюджет НАТО, а также допуска американских компаний» к распределению подрядов создаваемого в настоящее время Европейского фонда обороны, являющегося частью собственной программы ЕС. Речь идет об инвестициях на многие миллиарды евро в такие проекты, как система противовоздушной обороны, перспективные модели боевого самолета и танка. Отметим, что в мае этого года Вашингтон уже пригрозил Брюсселю санкциями, если американских оружейников оставят за бортом этих программ.

Здесь также заостряют внимание на словах Эмманюэля Макрона о том, что Европе надо перестраивать отношения с Россией независимо от США и начать диалог с Москвой ради общих интересов и безопасности Старого Света. При этом, остановившись на возможных путях развития России, французский президент выделил тот, который, считая его предпочтительным, включает в себя восстановление партнерских связей с Европой. Как заявил бывший министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин, «Макрон абсолютно прав в своем желании наладить диалог с Россией и помешать, чтобы она из-за санкций отвернулась от Запада».

Являясь прагматиком, политиком, который пытается мыслить по примеру генерала де Голля и Франсуа Миттерана глобально-историческими категориями и на преспективу, Эмманюэль Макрон понимает, что в мире, меняющемся не в пользу ЕС в целом и Франции, как его важной части, развитие партнерства с Россией крайне важно для создания, по его словам, «новой архитектуры доверия и безопасности в Европе». Как писала парижская газета «Фигаро», «после мощного возвращения на международную арену», Россия также стала необходима для урегулирования крупнейших кризисов современности — в Сирии, Ливии, Иране и на Украине, то есть в тех четырех вопросах, в решении которых активно участвует Франция.

Подготовил Вячеслав Прокофьев (Париж)

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

Источник

Поделиться ссылкой:

Leave a Reply